Volume: 2, Issue: 1

1/04/2010

Воспитательная система Януша Корчака
Валеева Р.А. [about]

Педагогические взгляды выдающегося польского педагога Януша Корчака (1878-1942) формировались в драматическом противоборстве с окружающим миром. Раннее осознание социальной несправедливости по отношению к детям способствовало тому, что у него сложилась своеобразная концепция, согласно которой общество делилось на класс взрослых и угнетаемый ими класс детей. В поисках причины угнетенного состояния ребенка в обществе Корчак приходит к противопоставлению двух миров – взрослых и детей. Корчак становится, с одной стороны, защитником интересов и прав детей от деспотизма и произвола взрослых, с другой – пытается найти пути примирения и достижения взаимопонимания между ними.

Не менее важной предпосылкой корчаковского взгляда на детей как на социальную прослойку является его убеждение в абсолютной ценности детства. На нем построена вся воспитательная система Корчака.  "Детский возраст, - писал он, - долгие, важные годы в жизни человека" [1, с.15]. "...Детские годы – это горы, с которых река берет начало и где определяет свое направление" [2, т.4, с.9]. Он неоднократно  подчеркивал значение счастливого, радостного детства в формировании личности, считая, что без пережитого во всей полноте детства искалечена вся жизнь человека. Не случайно Корчак пытался повысить ответственность воспитателей за «сегодняшний день» ребенка: "Этот сегодняшний день должен быть ясным, полным радостных усилий, ребячий, без забот, без обязанностей свыше лет и сил. Я обязан обеспечить ему возможность израсходовать энергию, я обязан независимо от громыхания обиженного писаного закона и его грозных параграфов – дать ребенку все солнце, весь воздух, всю доброжелательность, какая ему положена независимо от заслуг или вин, достоинств или пороков" [1, с.41].

По мнению Корчака, дети обладают множеством прав, которые взрослые должны безоговорочно признавать. Это право ребенка на уважение:

  • его незнания и труда познания;
  • его неудач и слез;
  • тайн и отклонений тяжелой работы роста;
  • текущего часа и сегодняшнего дня;
  • мистерии исправления;
  • усилий и доверчивости.

Не менее важно признание права ребенка быть тем, что он есть. Взрослые также должны признавать право ребенка на: участие в рассуждениях о нем и приговорах; внимательное отношение к его проблемам; высказывание своих мыслей; самостоятельную организацию своей жизни; использование своих достоинств и сокрытие своих недостатков; протест; ошибку; тайну; движение; собственность; игру; и, наконец, право на смерть.

Принцип уважения личности и прав ребенка не просто отражал гуманистические позиции польского педагога и касался проблем взаимоотношений абстрактного воспитателя с вымышленными детьми. Гуманизм педагогики Корчака отличался, прежде всего, действенностью – педагогические принципы Корчака воплотились в разумной организации воспитательного процесса в его авторских детских учреждениях – Доме сирот и Нашем доме.

Дом сирот был необычным для того времени явлением. Отличие от других сиротских приютов проявилось уже в самом здании, в продуманном расположении учебных и жилых помещений. Это было здание в глубине сада. За домом находилась площадка для игр. В подвалах, защищенных от сырости, размещались кухня с кладовой, прачечная, котельная, душевые, а также раздевалка. Почти весь первый этаж занимал рекреационный зал, в котором дети проводили большую часть дня, что способствовало их объединению. Дальше – канцелярия, швейная мастерская, классные комнаты. На втором этаже находились комнаты бурсистов. На третьем этаже  - две спальни, одна для мальчиков, другая для девочек, разделенные комнаткой воспитательницы, а также умывальными комнатами и туалетами. Комнатка самого Корчака была на чердаке дома  [3, с. 41].

Другой важной чертой детских домов Корчака было приспособление всей организации жизни к потребностям физического и психического развития ребенка. Там проводился целый комплекс мероприятий, направленных на поддержание здоровья и обеспечение правильного развития (рациональное питание, личная гигиена и гигиена помещений, возможность полноценного отдыха, сна, движение на свежем воздухе, постоянные измерения роста, взвешивание и другие систематические исследования).

Цель и задачи корчаковских воспитательных учреждений также значительно отличались от целей официального воспитания. В статье "К открытию Дома сирот" Корчак так сформулировал первоочередные задачи:

1) изучить ребенка и законы, которые управляют его развитием, прежде всего, психическим и физическим; уделить особое внимание физическому воспитанию;
2) создать из детского дома "дом труда и школу жизни", привить детям трудовые навыки, помочь им в выборе профессии по способностям;
3) изучить и выяснить причины отравляющей атмосферы в интернатах, чтобы найти пути их изменения [4, с. 2-4].

Позднее он более подробно характеризует воспитательную программу детского дома, основная идея которой была "добрая воля и служба ребенку" [3, с.48]. В статье "Еврейский ребенок" он выделяет наиболее остро стоящие перед интернатом задачи: «как согласовать потребности и задачи руководства и детей, обязанности и индивидуальную волю, справедливые желания и капризы; как защитить тонкие и чувствительные натуры; как задержать количественный  рост тех, которые представляют проблему и принижают звание человека уже самим своим существованием»  [5, с. 243]. 
Для этого необходимо, на его взгляд, создать детское сообщество на основе справедливости, братства, равных прав и обязанностей. В ходе формирования  воспитательной системы Корчака волновала, прежде всего, проблема самочувствия ребенка в коллективе других детей и тесно связанная с ней проблема установления правильных взаимоотношений воспитателей и детей.
Для выполнения сложной воспитательной программы педагогам предстояло:

-  организовать труд детей;
-  найти форму урегулирования конфликтов между детьми;
-  создать ясную и радостную жизнь;
- организовать самоуправление;
- воздействовать на ребенка через мнение среды;
- стимулировать детское стремление к самовоспитанию;
- сочетать принцип гласности с принципом уважения внутреннего мира ребенка;
- стремиться к постепенному переходу от контроля и оценки детского коллектива к самоконтролю;
- использовать простые и понятные для детей воспитательные методы и средства;
- действовать осторожно и медленно, чутко обращаясь к сотрудничеству с детьми [7, с. 17].

Ведущая идея педагогической концепции Корчака связана с проблемой детского самочувствия, особенно в условиях большого детского коллектива. Именно заботой об обеспечении хорошего самочувствия ребенка и была продиктована организация жизни детей на основе самоуправления. Необходимость обращения к детскому самоуправлению как ведущему методу организации жизни детей диктовалась и целью, которую Корчак и его сотрудники ставили перед собой – воспитание активной и самостоятельной личности. Создавая своеобразное ребячье общество, он начал с того, что в любом обществе является критерием действенной демократии – с суда. Корчак организовал товарищеский суд, прежде всего, с мыслью о том, чтобы обеспечить защиту каждого ребенка. Кроме того, он заботился о том, чтобы судьба ребенка не зависела от доброй или злой воли, хорошего или плохого настроения воспитателя. В основе товарищеского суда лежит принцип уважения детей и серьезного отношения к их заботам. Суд также стал органом регулирования взаимоотношений воспитателей и воспитанников, основой для формирования взаимного уважения и сотрудничества.

Суд принимал решения согласно Кодексу, который был составлен самим Корчаком. Кодекс учил детей справедливости, внимательному отношению к бедам товарищей, воспитывал как судей, так и тех, чьи дела разбирались судом. Содержание Кодекса логически вытекало из провозглашенного Корчаком принципа уважения личности и прав ребенка и доверия к нему и имело в виду, прежде всего, не наказание, а исправление ребенка, пробуждало веру в возможность такого исправления.

Кодекс состоит из множества статей, причем первые 99 носят оправдательный характер. Обвинительные приговоры начинались лишь с сотой статьи. Эти остальные 10 статей (для большей солидности и зрительного эффекта счет им вели сотнями) выносили уже определенный приговор за проступок, причем, каждая из этих статей постепенно усугубляла степень порицания суда. Все они, подтверждая вину, давали моральную оценку поступку, и наказание являлось выражением общественного мнения.

Кодекс товарищеского суда не только отражает педагогические позиции Корчака, но и позволяет использовать прощение в качестве важного средства в борьбе за доброе начало в ребенке. Рождая в душе ребенка добрые чувства и обращая их на благо его развития и исправления, Корчак содействовал самоутверждению детей в детском сообществе. Тем самым он создавал предпосылки их защищенности в ребячьей среде.

Для того, чтобы подать в суд, ребенку было достаточно вписать на судебной доске свое дело: записать свою фамилию и фамилию того, на кого он подает в суд и за что. В суд можно было подавать и на взрослого, на любого воспитателя, на любого ребенка и даже на себя. Вечером секретарь ежедневно вписывал эти дела в книгу и собирал показания. Раз в неделю суд эти дела разбирал.

Развитие самоуправления детей поставило перед необходимостью создания органа, который бы одновременно устанавливал законы и нормы общежития и контролировал их выполнение. Так, через полгода деятельности суда в Доме сирот начал действовать Судебный совет. Судебный совет состоял из воспитателя и двух судей, избираемых на три месяца тайным голосованием. Судьей мог быть лишь ребенок, не имевший в течение месяца судебных дел. У детей, избранных в Судебный совет, уже после выбора могли быть свои судебные дела и тогда они не имели бы права судить других. Поэтому в Судебный совет избирались пять человек, но в работе принимали участие всегда только двое. Судебный совет рассматривал все дела об опозданиях при возвращении от родных; дела, где помимо определения соответствующей статьи приходится издавать новый обязательный для всех закон; дела о денежных возмещениях и др.

С течением времени работа Судебного совета усложнилась. С каждой неделей росло количество дел, решение которых было не в компетенции суда и Судебного совета. Поэтому через несколько испытательных месяцев из Судебного совета был создан Совет самоуправления, который уже разбирал не только дела, переданные судом для вынесения решения, но также письма и заявления детей об изменениях в организации внутренней жизни дома. Кроме того, Совет осуществлял связь детского самоуправления с педагогическим советом, руководил организацией и проведением плебисцитов, утверждал гражданские квалификации, давал характеристики детям для реабилитационного суда. Совет также утверждал списки дежурств и определял количество единиц труда.

Высшим органом детского самоуправления в корчаковских детских домах был сейм. Он избирался раз в год, в его состав входило около 20 депутатов, избранных путем всеобщего плебисцита. Послом мог быть только ребенок, у которого не было ни одной судимости за воровство или мошенничество. Однако и у таких детей было право на реабилитацию. В задачи сейма входило принятие или отклонение постановлений Совета самоуправления, установление праздников и знаменательных дат в жизни дома, присуждение наград. Впоследствии прерогативы Сейма были настолько расширены, что он принимал участие в утверждении решений о приеме и исключении воспитанников.

Наряду с Советом самоуправления существовал педагогический совет, состоявший из квалифицированных педагогов и несший ответственность за реализацию целей, направление воспитания и за результаты воспитательной работы, за опекунскую работу, организацию жизни детей и физическое и психическое развитие каждого ребенка.

В данной системе взаимодействия коллектива детей и взрослых большое значение придавалось общим собраниям детского дома. Общие собрания приучали детей коллективно решать вопросы своей жизни. Кроме того, там формировалось общественное мнение, которое было ведущим методом воздействия на отдельного ребенка. Собрания в немалой степени способствовали утверждению в жизни детского дома принципа гласности, который обеспечивал нейтрализацию некоторых отрицательных явлений во внутриколлективных взаимоотношениях.

Труд в домах сирот Корчака был существенным фактором воспитания. Корчак не только стремился прививать своим подопечным уважение к людям труда, пробуждать в них признание необходимости любой работы – умственной и физической. Он хотел выработать у них определенные практические навыки, самостоятельность и добросовестность,  умение ладить с товарищами в процессе труда, научить контролировать себя и других, развивать волю и инициативу детей, т.е. развить в них качества, имеющие немаловажное значение для взрослого человека.

Выполнению этих важнейших задач трудового воспитания способствовали дежурства, которые в воспитательной системе Корчака представляли не простое поочередное выполнение каких-то обязанностей. Этим термином определялось выполнение детьми в течение долгого времени (минимум месяц и более) добровольно принятых на себя обязанностей. Вся работа в доме была распределена на дежурства, количество которых было в два раза больше, чем детей, поскольку некоторые из дежурств выполняло сразу несколько детей. Тем самым каждый воспитанник в доме имел определенную обязанность, причем обязанности дежурных менялись каждый месяц. Важно отметить добровольность записи на дежурства и признание работы общественным долгом. В конце каждого месяца дети подавали заявления на следующий месяц. На основе этих заявлений Совет самоуправления и осуществлял распределение всех обязанностей по дому.

Дежурства в домах сирот Корчака оценивались. За единицу  труда было принято полчаса работы на пользу общества. Ценник дежурств разрабатывался Советом самоуправления, а затем постоянно дополнялся и исправлялся. Месячное количество заработанных единиц труда представляло собой конкретный вклад ребенка в общее хозяйство, определяло в известной степени его позицию в коллективе и являлось показателем старания ребенка и качества его работы. Когда тот или иной воспитанник набирал 500 единиц труда, по предложению Совета самоуправления он получал памятную открытку труда. За выполнение специальных работ детям – в порядке эксперимента – выплачивались деньги ("доходные дежурства").

Наиболее выразительной чертой, отличавшей воспитательную систему Корчака, была организация общественного мнения детского коллектива. Выражению общественного мнения детского коллектива в немалой степени служила еженедельная газета детского дома. В еженедельных газетах поднимался целый ряд вопросов. Чаще всего писали о трудностях, встречающихся в работе, например, об экономических неурядицах или о нежелательных явлениях в жизни детского общества. Газета была своего рода зеркалом жизни детского учреждения, "бесценным научным документом": она информировала, обращала внимание на недостатки, охватывала все вопросы жизни детей.

Яснее всего общественное мнение детского коллектива проявлялось в так называемых плебисцитах доброжелательности и недоброжелательности. Плебисциты созывались после: 1) месячного пребывания новичка (в том числе и воспитателя) в детском доме; 2) годичного пребывания, перед получением "гражданского звания" и 3) при обсуждении вопроса об исправлении воспитанника или его реабилитации. Плебисцит, или общее тайное голосование детей, проходил следующим образом. Подлежащий плебисциту воспитанник объявлялся заранее, за день до плебисцита; на следующий день во время завтрака перед каждым ребенком клали карточки со знаками "плюс" (люблю, уважаю), "минус" (отношусь отрицательно), "нуль" (безразличен). У ребят уже было время подумать и решить, какой карточке отдать предпочтение, поэтому голосование проходило быстро и четко. Язык цифр просто и абсолютно точно определял место ребенка или воспитателя в коллективе.    

Плебисциты формировали у воспитанников такие важные качества, как мужество, принципиальности и честность. Кроме того, с помощью плебисцитов воспитатели имели возможность исследовать взаимоотношения детей, условия их возникновения и развития.

Подчеркнем, что плебисциты побуждали детей к самовоспитанию, а гражданские звания, присваиваемые всем детям ежегодно, помогали определить границы самосовершенствования. После годичного пребывания в детском доме воспитанник, считавшийся просто "новичком", получал гражданское звание. Звания присваивались Советом самоуправления, исходя из результатов плебисцита, количества судебных дел и заработанных ребенком единиц труда и успехов в учебе. На основе обсуждения всех этих данных ему присваивалось одно из следующих званий: товарищ, жилец, безразличный жилец, обременительный пришелец. Каждое из этих званий давало определенные законные права и привилегии, а также законные ограничения. Например, у детей высших гражданских званий было право свободного выхода в город, частого посещения родных и знакомых (ограничения для детей низших званий не касались, однако, посещения их родными в пределах детского дома и совместных экскурсий). Две низшие категории не имели права быть опекунами, не могли иметь представительства в Совете, не могли брать на себя ответственность за других детей во время экскурсий и прогулок.

Если плебисцит и гражданские категории помогали ребенку в самопознании, самооценке, т.е. осуществляли первую ступень процесса самовоспитания, то формированию умения владеть собой, самоконтролю и самокритике содействовала хорошо продуманная система стимулов самовоспитания, направляющих ребенка и помогающих ему в достижении желанной цели. Причем эта система была основана на реальной оценке индивидуальных возможностей. Сюда относятся индивидуальные пари - добровольные обязательства детей по отношению к самим себе, заключаемые в присутствии воспитателя, который выступал в роли секретаря и советника ребенка.

Корчак принимал пари раз в неделю, всегда в один и тот же день рано утром перед завтраком. Он записывал в толстой, внушительных размеров книге в первой графе – о чем держит пари тот или иной ребенок и количество допускаемых нарушений, и во второй графе – выиграл он или проиграл и с каким счетом. Содержание пари было самым различным: драки, приставания, ругательства, заброшенная учеба, кража. Иногда, особенно в переходном возрасте, бывали пари, касающиеся интимных вопросов, известных только ребенку. В этом случае записывали преимущественно иксы, поскольку разрешалось держать пари на что-то "неизвестное".

Мудрый психолог и опытный педагог, Корчак знал, что одно пари не может сразу исправить ребенка. От начала пари и до выработки определенного навыка проходило некоторое время, полное внутренней борьбы. Проигранное пари вызывало огорчение, а выигрыши приносили радость и удовлетворение. В этом случае в силу вступает здоровое детское самолюбие, которое и помогает ему в преодолении своего недостатка.

Гуманизации процесса воспитания, стимулированию самовоспитания детей в немалой степени содействовал и использовавшийся Корчаком своеобразный "метод письменного общения" с детьми. Он придавал этому методу большое значение, считая, что подобный способ общения, отнюдь не освобождает воспитателя от словесного общения с ребенком, а также способствует правильному выбору методов дальнейшего воздействия на ребенка.

Большое значение для достижения взаимопонимания с детьми имеет, по мнению Корчака, дневник воспитателя, содержание которого доступно детям. Этот дневник хранится на полке, и каждый ребенок в любое время может познакомиться с мыслями и переживаниями своего воспитателя. Через эти записи в дневнике воспитатель выражал свое отношение к тем или иным событиям дня, поступкам детей, радовался их успехам, сопереживал и огорчался неудачам.  В дневниковых заметках он мог поругать себя и тем самым извиниться перед ребенком за свою оплошность, упрекнуть кого-то за проступок, поразмышлять о трудностях в жизни детского дома. Однако делалось это всегда тактично, ни в одной записи не упоминаются имена детей – дети сами разберутся, кто есть кто.
Обеспечению гласности в жизни детского дома содействовала и доска объявлений. Она вывешивалась на видном месте, и на ней прикреплялись  кнопками приказы, сообщения и объявления. Объявления, сделанные в устной форме на общих линейках или собраниях, всегда вызывают тысячу вопросов: кто-то не понял, кто-то не расслышал. Доска объявлений в этом случае – незаменимый помощник воспитателя. Она организует не только детей, но и его самого, заставляя заблаговременно обдумать план каждого мероприятия и давать всегда продуманные, хорошо разработанные распоряжения.

Как видим, каждый отдельный элемент воспитательной системы был частью целого, и каждый из них может быть эффективным лишь при умелом сочетании с остальными средствами в общей системе воспитательной работы.

В отличие от многих других детских приютов целевая установка этой системы предполагала воспитание активной и самостоятельной личности с развитыми гуманистическими качествами и имела в своей основе принцип уважения личности и прав ребенка и детского коллектива и принцип взаимодействия "разумного воспитания" с активностью детей в самовоспитании. Воспитательные, опекунские и организационные задачи этих детских домов складывались в тщательно продуманную систему и включали: обеспечение правильного нравственного и физического развития ребенка; организацию детского самоуправления в интересах воспитания и самовоспитания; организацию жизни детского дома на законах равноправия; организацию воспитательного воздействия общественного мнения детского коллектива в целях стимулирования детской самовоспитывающей активности; введение гласности в жизнь детского дома; осуществление связи детского дома со средой, в которой большое значение придавалось взаимодействию с семьей.

Цель, основополагающие принципы и гуманистическая направленность воспитательной системы Корчака определили и выбор основного метода воспитания – метода детского самоуправления. Активное детское самоуправление было в корчаковской системе той формой организации взаимодействия взрослых и детей, которая способствовала созданию единого воспитательного коллектива. Самоуправление было также и наиболее верным способом гуманизации взаимоотношений взрослых и детей, помогающим строить эти отношения на основе сотрудничества и взаимной договоренности. Такой стиль взаимоотношений давал реальный нравственный результат: дети держались с воспитателями на равных, сознавая, что несут равную со взрослыми ответственность за судьбу дома. А чувство собственного достоинства являет собой предпосылку защищенности ребенка в системе отношений.

Именно эта нравственная атмосфера детского дома, обеспечившая самочувствие защищенности каждого ребенка, является выражением эффективности и жизненности воспитательной системы Корчака, которая была исключительным явлением в педагогической жизни Европы XX века. Это новый тип воспитательного учреждения, где организация жизни и быта детей была проникнута глубоким гуманизмом, заботой о благе ребенка, о создании условий для его развития и воспитания, для обеспечения каждому ребенку гарантии защищенности.  

Валеева Роза Алексеевна - доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой общей и социальной педагогики Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета, г. Казань.

Использованная литература       

  • Корчак Я. Избранные  педагогические  произведения. – М.: Педагогика, 1979. – ХХП, 474 с.
  • Korczak J. Pisma wybrane. 4T. – Warszawa: Nasza Ksiegarnia, 1978.
  • XXY lat dzialalnosci Towarzystwa «Pomoc dla Sierot» 1908-1933. –  Warszawa, 1933.       
  • Korczak J.Ku otwarciu Domu Sierot. – Warsawa, 1913.
  • Korczak J. Dziecko zydowskie (Opinia rzeczoznawczy). Miesiecznik Zydowski, 1933, nr.3, s.239-243.
  • Falska M. Zarys organizacji pracy wychowawczej w “Naszym Domu”. – Szkola specjalna, 1925, nr.1.
  • Rogowska-Falska M. Zaklad wychowawczy “Nasz Dom”. Szkic informacyjny. Wspomnienia z malenkosci. – Warszawa, 1959.
  • Неверли И. О Януше Корчаке. – В кн.: Корчак Я. Избранные педагогические произведения. – М., 1966.

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum