Volume: 2, Issue: 2

1/08/2010

«Друг человечества» Иван Иванович Бецкой
Богуславский М.В. [about]

            «Друг человечества» Иван Иванович Бецкой

Богуславский М.В.1

Луч милости был, Бецкой, ты.
Г.Р. Державин

Первый модернизатор российского образования Иван Иванович Бецкой (1704 – 1795) хорошо знал европейскую культуру не только благодаря самообразованию. Он родился за границей: его отец, фельдмаршал И.Ю. Трубецкой, после взятия Нарвы шведами в 1700 г. оказался в долгом плену в Швеции. Там, в Стокгольме 3 (14) февраля 1704 г.  и появился на свет его незаконнорожденный сын, получивший, по обыкновению того времени, часть отцовской фамилии. По поводу матери у историков существуют различные версии. Более принятой является та, где он сын баронессы Вреде.

В молодые годы Иван Иванович Бецкой много путешествовал по странам Европы. Путешествия в то время являлись предприятием особой важности, частью образования, даже задававшим вектор развития судьбы. В данной связи отметим маленький, но характерный штрих – в Германии Бецкой обратил особое внимание на учебные заведения. Там же произошло и судьбоносное для молодого человека знакомство с матерью будущей императрицы Екатерины II. Это впоследствии сыграло решающую роль, сблизив его с императрицей, причем настолько, что злые и завистливые петербургские языки судачили, что Бецкой… отец Екатерины II.

Вернувшись в Россию при Петре III, Бецкой, после переворота 1762 г., занял прочное и видное место при Екатерине II. Тесное общение с императрицей объяснялось не столько их давним знакомством, сколько близостью взглядов. Страстная поклонница Просвещения, Екатерина к этому времени была немало начитана в вопросах педагогики. При частных встречах Екатерины и Бецкого (совместных занятиях, беседах, чтении вслух) проблемы воспитания занимали особое место. Педагогическая система, созданная в ходе этого общения, есть результат их совместной работы.  Неудивительно, что именно Бецкому Екатерина II поручила создать в России систему воспитательно-образовательных учреждений, прежде всего, для дворянских детей.

В 1763 г. он представил только что вступившей на престол императрице "Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества", в котором сформулировал ряд положений, отражающих педагогические настроения эпохи. Это сочинение было результатом совместной работы Екатерины и Бецкого, который подчеркивал, что «тщательно старался изобразить слово в слово» все данные ему «изустно повеления и высокие мысли» императрицы.

В «Генеральном учреждении» зафиксированы характернейшие для XVIII века представления: человек невежественный, не озаренный лучами Просвещения — как бы духовно мертв. Общая мысль ясна: если тем, кого послали учиться, и удалось на какое-то время подняться над своей средой, то потом, по возвращении, эта среда поглотила их снова. Значит, нужны решительные меры.

 «Корень всему злу и добру, – писал Бецкой, – воспитание; достигнуть же последнего с успехом и твердым исполнением не инако можно, как избрать средства к тому прямые и основательные. Держась сего неоспоримого правила, единое токмо средство остается, то есть произвести сперва способом воспитания, так сказать, новую породу или новых отцов и матерей, которые бы детям своим те же прямые и основательные воспитания правила в сердце вселить могли, какие получали они сами, и от них дети передавали бы паки своим детям, и так следует из родов в роды в будущие века. Великое сие намерение исполнить нет совсем иного способа, как завести воспитательные училища для обоего пола детей, которых принимать отнюдь не старше, как по пятому и по шестому году. От сих первых учреждений зависит все воспитание, какое дано будет первому от оных новой породы происхождению».

Цитируемый документ пронизывает свойственная педагогической идеологии Просвещения вера в практически безграничное могущество воспитания как фактора преобразования людей и вытекающая из нее установка на "выращивание" новой человеческой породы, способной переустроить общество. Эти люди, получив необходимое образование и став взрослыми, должны были быть способными переустраивать общество в русле идеологии просвещенного абсолютизма, верности "царю и отечеству".

В этом документе, как и в труде «Краткое наставление, выбранное из лучших авторов, с некоторыми физическими примечаниями о воспитании детей от рождения до юношества» (1766) И.И. Бецкой изложил свои взгляды на всестороннее воспитание «идеальных» дворян. Именно в воспитании он видел «корень всему злу и добру»; оно должно быть сообразным природе детей, развивать в них такие качества личности, как учтивость, благопристойность, трудолюбие, умение управлять собой и знание «домостроительства». Образование без воспитания, по его убеждению, лишь вредит натуре ребенка, портит его, отвращает от добродетелей.

Новая педагогика провозгласила индивидуальный подход к ребенку, из устава в устав переходит мысль, согласно которой занятия детей должны соответствовать их способностям, склонностям и желаниям. Но главным в воспитании было духовное развитие. Новая педагогика резко выступала против мертвенной зубрежки, стремясь, напротив, пробудить мысль ребенка. Екатерина, чье образование в основном сводилось к самообразованию, придавала огромное значение развитию инициативы ученика.

Постоянно (может быть даже всего настоятельнее!) звучит в программе просветителей главная тема — ребенок должен жить в атмосфере уважения, воспитатели должны учить его учтивости, но и сами обязаны быть с ним учтивыми. Воспитание в детях, независимо от их социальной принадлежности, «непринужденной учтивости» — непреложная задача, которой придавали очень большое значение. Речь шла о вопросе действительно первостепенной важности — о воспитании в людях «новой породы» чувства собственного достоинства.

Воспитание И.И. Бецкой рассматривал с четырех сторон — «со стороны физической, физическо-моральной, чисто моральной и учения». Физическое воспитание очень важно, так как в здоровом теле живет здоровый дух. Физическо-моральное воспитание основывается на мысли, что праздность есть мать всех пороков, а трудолюбие — отец всех добродетелей. Нужны труд, игры, забавы. Моральное воспитание, прежде всего, состоит в том, чтобы удалить от слуха и зрения воспитанника все то, что имеет хотя бы тень порока. Живые примеры воспитателей на детей действуют сильнее всего. Недопустимо телесное наказание, а другие наказания должны быть редкими. Детям необходимо дать краткую, но поучительную книгу о правилах, которыми человек должен руководствоваться в жизни.

Обучение имеет в виду развитие умственных сил; оно необходимо, потому что дает средства для добывания куска хлеба. Успешным обучение будет, если в начале оно будет носить характер игры; если будет идти на одном языке. Закон Божий, чтение и рисование — вот предметы начального обучения. Большую роль Бецкой придавал наглядности обучения. Особо важным Бецкой считал хорошее воспитание и образование женщин как будущих жен, матерей, воспитательниц. В семье и семейных обязанностях женщина, по его мнению, должна искать смысл и содержание своей жизни.

Нетрудно заметить, что педагогическая система Екатерины и Бецкого соответствовала духу XVIII века, его духовной энергии, отваге мыслей его лучших представителей, их уверенности, что если идея истинна, то остается только «вперить» ее в умы, и она станет выполнима. Отразился в этой педагогике и тот бодрый дух социальных надежд, который охватил значительную часть дворянского общества в первый период правления Екатерины.

Екатерина II и те, кто по ее поручению ведал школьными делами, считали, что если человека правильно воспитывать с младенчества, то можно создать «новую породу людей» — дворян, купцов, промышленников, ремесленников. Просвещенные дворяне не будут озлоблять излишней жестокостью своих крестьян; купцы, промышленники и ремесленники станут прилежно трудиться; преданные престолу, не склонные к «вредным умствованиям», они составят общество, управлять которым просвещенному монарху будет легко и приятно.

Осуществление идей Бецкого на практике происходило в различных, основанных по его проекту и при его участии учебно-воспитательных заведениях. Показательно, что все педагогические сочинения Бецкого включены в полное собрание законов Российской Империи — они имели силу закона.

Согласно проектам Бецкого, разработанным в 60—70-е гг., в России должна была возникнуть целая сеть закрытых учебно-воспитательных учреждений, которая включала бы низшие и средние учебные заведения для дворян (благородного сословия) — пансионы, а для лиц третьего чина (мещан и купцов) — воспитательные дома, педагогические, художественные, медицинские, коммерческие и театральные училища.

План создания государственной системы образования, по замыслам Екатерины II и И.И. Бецкого, начал реализоваться с создания училища при Академии художеств (1764), воспитательных домов в Москве (1764) и Петербурге (1770), Воспитательного общества благородных девиц в Петербурге (1764) и коммерческого училища (1773). Каждое учебное заведение имело свой устав, общим для которых было: запрещение телесных наказаний и запугивания детей, индивидуальный подход в оценке способностей каждого учащегося, ориентация всей педагогической деятельности на решение задач развития неповторимой личности учащегося. При открытии учебных заведений строго проводился сословный принцип: для дворянских детей предназначались привилегированные кадетские корпуса, «училища для благородных девиц», для разночинцев — училище при Академии художеств, воспитательные дома во всех губерниях. Выйдя из училища, разночинцы должны были составить новое сословие — «третий степень людей» — ученых, художников, ремесленников, учителей, врачей (первые две степени — дворяне и крестьяне). Об образовании и воспитании крестьянских детей не было сказано ничего. Крепостных ни в одно училище не принимали. Сам Бецкой был главным директором Сухопутного корпуса, директорствовал в Воспитательном доме и Смольном институте.

К осуществлению своей программы российские просветители подошли с редкой деловой хваткой и практической сметкой. Для задуманного эксперимента нужно место — Бецкой просит (и, разумеется, тотчас получает) большой участок земли. Манифест Екатерины и доклад, представленный Бецким, являли собой призыв к обществу, к каждому гражданину — принять участие в создании и процветании Дома.

Расчет устроителей был верен: предприятие, столь бурно разрекламированное царицей, вызвало острый интерес. Вельможам было лестно стать членами опекунского совета или попечителями. Русское дворянство и богатые купцы дарили Дому деньги, везли туда продукты и вещи. Знаменитый богач П. А. Демидов взял на себя значительную часть расходов по строительству Дома. В конце концов, в воспитательный дом стали делать вклады (в дар или по завещанию), примерно так же, как делали монастырям — своего рода «спасение души», тем более успокоительное, что верховная власть не только благоволила к дарителям, но и предоставляла им всякого рода значительные привилегии. Так для осуществления задачи, поставленной новой педагогикой, была создана материальная база.

Блестящие педагогические идеи Бецкого, однако, слабо реализовывались в практике воспитательных домов. Недостаток средств, отсутствие хороших воспитателей существенно отразились как на положении детей, так и на их воспитании. Скученность, плохое питание и уход, отсутствие медицинской помощи имели печальные последствия. Была высокой заболеваемость и смертность детей, особенно в грудном возрасте.

Сообразно с природными дарованиями воспитанников предлагалось разделить на три группы: первая — лица, способные к наукам и искусствам; вторая — способные лишь к ремеслам и рукоделию (наибольшее число лиц), третья — способные лишь к самой простой работе. Они должны были здесь воспитываться, получать начальное образование и профессиональную подготовку в мастерских, где должна была реализоваться и его идея о превосходстве воспитания над обучением.

Главный принцип обучения должен был состоять в том, чтобы вести детей «играя и с приятностью»; заставлять же детей целые часы сидеть за книгой — значит расслаблять и притуплять их.

Что касается отвлеченных наставлений в нравственности, то, по мнению Бецкого, небесполезно было бы над всеми дверьми Воспитательного дома написать: 1. Не делай другим того, чего себе не желаешь. 2. Поступай с другими так, как хочешь, чтобы с тобой поступали. 3. Не делай зла и не досаждай никому. 4. Не вреди никакому животному и не озлобляй его. 5. Не лги. 6. Никогда не будь празден.

Судьба питомцев московского Воспитательного дома была такова. Отдельные из них, наиболее способные, обучались латинскому языку, готовясь к изучению аптекарского дела. Некоторые воспитанники учились рисовать и потом отправлялись в специальное училище для мальчиков разных сословий, открытое по плану Бецкого при Академии художеств. Наиболее одаренные мальчики учили иностранные языки и некоторые науки и потом единицы учились в Московском университете, а девочки — на мещанском отделении Смольного института. Большинство питомцев дома становились ремесленниками, земледельцами, шли в прислуги в богатые дома, а девочки — няньками, кормилицами.

В 1765 году по инициативе Бецкого создается Сухопутный шляхетский кадетский корпус. Им были написаны «Рассуждения, служащие руководством к новому установлению Шляхетного Сухопутного кадетского корпуса...». В каждом возрасте кадету нужно было обучаться наукам, необходимым как для воинской, так и для гражданской службы. Для всех возрастов был установлен перечень тех наук, которые кадеты должны были начинать изучать в 1-м возрасте и углублять свои познания в них до 5-го возраста. Все науки были разделены на 4 раздела:

1. Науки, дающие руководство к познанию прочих наук.
2. Науки, нужные, прежде всего для гражданских занятий.
3. Науки, имеющие практическую пользу.
4. Художества.

Так как первые профессиональные школы одновременно должны были готовить и военных, и гражданских чиновников, и архитекторов, и вообще служилых людей на всякую государственную потребу, Екатерина II про своих кадет, т.е. про воспитанников Шляхетского кадетского корпуса, писала: «Мои кадеты сделаются всем тем, чем пожелают быть, и выберут себе поприще в соответствии со своими вкусами и наклонностями. Но, находясь в течение 15 лет в тепличных условиях корпуса, молодые люди оказывались оторванными от реальной жизни. Сталкиваясь с новой для них обстановкой по выходе из корпуса, бывшие кадеты нередко терялись и не могли найти применение полученным знаниям. Поэтому значительная часть воспитанников корпуса оставляла службу и возвращалась в родовые имения.

Влияние кадетского корпуса на культурную жизнь Петербурга с середины XVIII столетия было заметным. Его библиотека насчитывала до 10 тысяч томов и являлась одной из самых богатых в России. Широкую известность получил основанный кадетами театр, в котором выпускник корпуса А.П. Сумароков (писатель) ставил свои пьесы, а кадет Ф.Г. Волков получил первые навыки актерской игры (впоследствии актер и организатор первого в России профессионального театра в Ярославле).

Наиболее успешной была деятельность Воспитательного общества благородных девиц Смольного института, положившая начало женскому образованию в России. В 1764 г. по всем губерниям, провинциям и городам был разослан императорский указ «О воспитании благородных девиц в Санкт-Петербурге при Воскресенском монастыре», который в обиходе именовался Смольным. Согласно указу, каждый дворянин мог своих дочерей отдавать для воспитания в это учреждение. Так было основано Воспитательное общество благородных девиц при Смольном монастыре. Его уставом, составленным И.И. Бецким, был определен контингент в 200 воспитанниц. К каждому приему допускалось 50 девиц; прием производился раз в три года. Курс обучения длился с 6 до 18 лет, и родители обязаны были давать подписку, что ранее, чем через 12 лет они не имеют права требовать дочь из учебного заведения и видеться с нею. Принимались в Воспитательное общество благородных девиц только дочери дворян не старше шести лет. Ученицы проходили программу обучения и воспитания в четыре этапа — четыре «возраста» (класса) по три года в каждом.

На Западе существовал знаменитый Сен-Сир, учрежденный Франсуазой Ментенон, фавориткой Людовика XIV. Этот институт долгое время служил образцом для подобных заведений в других странах. Бецкой, который изучал опыт Сен-Сира, взял оттуда многое — строгая изоляция девочек от окружающего мира, разделение их по возрастам (причем каждому возрасту соответствовал цвет платья) и т. д.

Современники видели в “смолянках” воплощение новой воспитательной программы, столь широко заявленной правительством. Интерес к ним в обществе был очень велик. Когда воспитанницы первого приема впервые появились на людях во время прогулки в Летнем саду, стечение народа было огромным. Известный просветитель И.И.Новиков поместил в своем журнале посвященные им стихи: «Их воспитанием направлены умы. Всех добродетелей примеры нам представят. Сердца испорчены и нравы злых исправят. Сколь много должны в них Екатерине мы». Передовая интеллигенция, следуя новой педагогической программе, возлагала на воспитанников закрытых учебных заведений серьезные надежды.

Отнюдь не все современники были в восторге от «монастырок», многие отзывались о них весьма скептически. Воспитание и в самом деле было инкубаторным — по этому поводу любят приводить ходившие в обществе анекдоты, будто воспитанницы Смольного спрашивали, где те деревья, на которых растут булки; или сочиненный кем-то стишок о том, как «Иван Иваныч Бецкий, человек немецкий» «выпустил в свет шестьдесят кур, набитых дур».

Таким образом, русские социально-педагогические утописты — и в том их особенность — решили осуществить на практике, двинуть в жизнь учение, которое, разумеется, утопией не считали. Глубоко восприняв идею Руссо, согласно которой в условиях полной изоляции от порочной социальной среды из ребенка можно вырастить человека идеального, совершенного во всех смыслах, они решили ее осуществить. Главная мысль, главный стержень утопии — создание «новой породы» людей. Утопизм Екатерины и Бецкого сказывался, прежде всего, в убеждении, что проповедью, а главное, предписаниями и законоположениями можно преобразовать общество, его социальную структуру и мировоззрение.

Мысль Бецкого, что семья не способна воспитывать хороших людей и граждан, не только не была отвергнута в последующие годы, но была возведена в степень педагогического догмата; открывались новые казенные воспитательные закрытые заведения — и мужские, и женские — для разных сословий. Сам же Иван Иванович Бецкой остался в памяти потомков как замечательный педагог-гуманист. Не случайно его называли «другом человечества». Все свои внушительные богатства он употребил на воспитательные учреждения и им посвятил свою жизнь.

 

1 Богуславский Михаил Викторович - член–корреспондент Российской академии образования, доктор педагогических наук, профессор, главный научный сотрудник Института теории и истории педагогики РАО.

Михаил Богуславский (Aug. 18, 2010)
Уважаемый Дмитрий.Рад Вашему письму, доброй оценки моей деятельности и заинтересованности в историко-педагогических исследованиях.Что касается Вашего вопроса, то ответ ясен.Бецкой первый модернизатор, потому что все-таки именно он первым перестроил систему образования, созданную Петром1. А Ломоносов все же больше теоретик, а Татищев охватил лишь одну сферу начального профессионального образования.Желаю новых творчеких успехов.М.В.
Дмитрий Молоков (Aug. 17, 2010)
Как же противоречива история российского образования! По одной из версий, отстранение Бецкого от руководства просветительными учреждениями в России было обусловлено реакцией правительства на крестьянские волнения 1773-75 годов. Противоречие в том, что Екатерина благосклонно относилась к западноевропейским просветителям, в то время как к отечественным зачастую относилась нетерпимо, когда те высказывали вольнодумные идеи (вспомним хотя бы о Новикове, которого заключили в Шлиссельбургскую крепость из-за полемики с императрицей). Безусловно, противоречива идеология "просвещенного абсолютизма", которая постаралась примирить две диаметрально разные идеи. Уважаемый Михаил Викторович, интересно было бы узнать, почему именно Бецкого Вы определяете как "первого модернизатора российского образования"? Почему не Татищева или Ломоносова, живших и работавших до него? Читаю курс "История образования и педагогической мысли" в Ярославском педагогическом университете, благодарю Вас за Ваши исследования в этой области!

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum