Volume: 2, Issue: 3

1/11/2010

Опыт начальной школы и принципы учения
Эллис А.К. [about] , Шуерман Р.Д. [about]

Ибо прежде, чем научиться делать нечто, мы учимся, делая это.
Аристотель

Задумайтесь, пожалуйста, на минуту над этой мыслью Аристотеля. Что он имеет в виду? Согласны ли Вы с ним? Что он говорит о принципе учения и усвоения знаний? Как соотносится его утверждение с обучением езде на велосипеде? Или с обучением чтению?

Обучение посредством деланья

Похоже, Аристотель утверждает, что для того чтобы научиться кататься на велосипеде, нужно на нем ездить. Другими словами, советы и поощрения могут в некоторой степени помочь, но пока Вы не сели на велосипед и не попробовали на нем прокатиться, Вы никогда не сможете стать велосипедистом. То же самое относится и к обучению чтению. Чтобы научиться читать, надо читать. Более того, чтобы научиться хорошо читать, нужно, по аналогии, читать хорошую литературу.

Данный принцип заключается в том, что конкретная деятельность значима для процесса учения или усвоения знаний, будь то деятельность физическая, интеллектуальная или общественная.  Когда речь идет о детях, то процесс обучения и учения будет наиболее эффективным, когда все три вида деятельности сведены вместе. Например, мы ожидаем, что дети в классе должны относиться друг ко другу позитивно, но вне реального опыта подобного общения их гражданские умения вряд ли улучшатся. Общеизвестно, что физическая деятельность существенна для физического развития, но также справедливо утверждение, что без умственной нагрузки дети не улучшат свои интеллектуальные возможности.

Таким образом, мы установили первый принцип ученья, принцип, который Аристотель и многие педагоги после него называют  «обучением посредством деланья». Дети изучают учебный или иной материал не для того, чтобы потом что-либо делать; скорее, они делают, чтобы узнать и изучить новое. Этот принцип так прост, что многие учителя его не замечают.  Он так очевиден, что зачастую им пренебрегают. Психолог Джером Брунер [3] использует термин «театрализированное усвоение» (enactive learning)  для изучения путем непосредственного опыта работы своими руками над теми или иными проектами. Он утверждает, что в школах чаще всего используют вербальное введение новых знаний в форме абстрактных слов и понятий.  Зачастую даже дети с хорошо развитыми навыками чтения слабо понимают смысл прочитанного. В свое время еще Марк Твен говорил, что если держать кошку за хвост, то поймешь вещи, которые никаким другим образом не усвоишь. За этим абсурдным образом человека, осваивающего знания тяжелым путем, стоит глубокая педагогическая мудрость. Качественный опыт существенен для процесса учения и усвоения знаний вопреки тому, что у детей еще слишком мало опыта. Они практически все открывают для себя с нуля.

Дети хотят учиться

Второй принцип заключается в том, что дети искренне хотят учиться. Дьюи ссылается на четыре признака или «естественные тенденции»  детства: во-первых, дети от природы любопытны; они хотят знать, как что работает, и как устроен их мир.  Иными словами, они прирожденные исследователи. Во-вторых, дети хотят делать вещи, строить и конструировать;  можно сказать, что они прирожденные строители. В-третьих, по мнению Дьюи, дети хотят говорить;  они учатся посредством речи, как своей собственной, так и окружающих. И, в-четвертых, дети хотят выразить  себя художественно;  им хочется раскрашивать, рисовать, лепить, танцевать, петь и играть.

Чем больше учителя проникаются четырьмя простыми идеями, представленными в этом втором принципе ученья, тем больше они начинают замечать, что учащиеся на их стороне. Современные исследования мозга [7] показывают, что дети должны находиться в движении, должны быть физически активными  в процессе исследования своего окружения. Сидячая работа отнимает массу времени в ходе школьного дня. Известный американский исследователь Джон Гудлэд [6] сетует на то, что «в школах процесс обучения хотя и происходит внутри группы, но в одиночку”.  Вот такая ирония. Пожалуйста, прочитайте еще раз перечисленные выше четыре естественные тенденции. Воспринимайте их как подарок Вам, учителю, от Ваших учеников. Самые прекрасные обстоятельства реализуются, когда учитель понимает силу этих инстинктов.

Учение важнее преподавания

Третий принцип учения в школе заключается в том, что преподавание – это лишь средство, а учение и усвоение полученных знаний – желаемый результат. В напряженном мире учебных планов, инструкций, экзаменов и отметок за четверть легко забыть, что именно усвоение знаний является главной целью школы. На вопрос: «В чем суть хорошего преподавания?», можно, на наш взгляд,  ответить  так:  “Хорошее преподавание всегда приводит к качественному учению или к хорошему усвоению материала”. Это означает, что преподавание должно быть стратегически верным, то есть быть ориентированным на серьезные цели, такие, например, как привитие любви к знанию и улучшение социально-нравственного контекста школьной  жизни.
В качестве иллюстрации расскажем о Сондре, учительнице средних классов, с которой нам посчастливилось познакомиться и вместе работать. Сондра не просто  любит читать, но предпочитает читать хорошую литературу и стремится привить эту любовь своим ученикам. Вместе мы выработали план, как способствовать чтению хороших книг учащимися ее класса. В первый же день начала занятий в сентябре она объявила ребятам, что вызывает их на состязание. Сондра предложила обсудить, сможет ли класс вместе с учителем прочитать тысячу книг в течение школьного года. Ребята тут же заинтересовались ее предложением и единодушно решили попробовать.  Затем последовали горячие дискуссии на разные темы, например, считать ли за одну или за две ту книгу, которую одновременно прочтут двое учащихся. Договорились, что это будет считаться двумя книгами, поскольку каждый, читая, приобретает свой уникальный опыт.  Это пример небольшой, но, несомненно, моральной дилеммы, которую учащимся удалось разрешить самостоятельно. Другой вопрос возник по поводу объема прочитанных книг, например, должна ли маленькая, «легкая» книжка считаться наравне с большой и  «трудной»? В конце концов, ребята признали, что каждая книга значима, поскольку участники берут на себя обязательства читать в соответствии со своими способностями. Словом, школьники приняли соломоново решение, главным образом, потому, что перед ними стояла реальная, а не надуманная задача из учебника.

Результат превзошел все ожидания – за два месяца до окончания учебного года ребята достигли поставленной цели.  Они устроили празднование в честь своего успеха. Кстати, интересно наблюдение родителей, которые отмечали, что дети значительно меньше стали пропадать у телевизоров, поскольку были заняты чтением и процессом учения. В течение года учащиеся рекомендовали прочитанные книги своим товарищам и членам семьи. В результате благодаря учительской любви к чтению и желанию решить реально стоящую проблему, школьники не только успешно справились с соревнованием, но и приобрели важный читательский опыт, который впоследствии может сделать  их заядлыми читателями.

Известный экономист Питер Дракер [5] писал, что улучшение работы школы возможно только в условиях объединения преподавания и учения,  как мы видим это в примере  с Сондрой. Лучшие учителя постоянно учатся сами и потому становятся примером для  подражания. Такие учителя рассказывают детям о прочитанных книгах, об участии в интересных делах, о новых, только что полученных знаниях. Трудно переоценить роль  учителя в качестве модели поведения и учения.  В этом смысле педагогам всегда стоит помнить об уровне своей ответственности перед детьми.

Рефлексия

Четвертый принцип гласит, что рефлексия чрезвычайно важна. Ива Брэнн  считает первостепенной задачей учителя именно рефлексию, а затем уже планирование и все остальное [2]. Исследовательница убеждена в том, что педагоги должны иметь время для осмысления значимости и результатов своей работы на каждым ее этапе. Однако и этого недостаточно. Оказалось, что рефлексия необходима не только для обеспечения профессионального развития педагогов, но она в равной степени нужна и детям для их становления и продвижения вперед. В экспериментальном исследовании, проведенном Бондом и Эллисом [1], в котором учащиеся и учителя были объединены в произвольно подобранные группы,  сравнивалось усвоение математических понятий  школьниками, изучавшими вероятность и статистику с использованием рефлексии на каждом уроке, и школьниками, которые изучали программу в традиционном варианте.  Как выяснилось, экспериментальная группа,  в которой проводилась пятиминутная рефлексия в конце каждого урока, показала значительно более высокие статистические результаты в ходе проверочных работ и контроля долгосрочности усвоения учебного материала через восемь недель.

Впрочем, рефлексия распространяется на значительно более широкую сферу, нежели учение и усвоение знаний. Учащимся предстоит привыкнуть размышлять о таких вопросах как, что полезно, приятно и значимо в их жизни. Именно уроки и классные комнаты, где учащиеся получают возможность размышлять и анализировать, являют собой идеальное место встречи миссии школы и ее социально-морального климата.    Реальность такова, что учащиеся могут получить опыт без рефлексии (это происходит постоянно), но они не могут рефлексировать без наличия опыта. И качество их опыта естественным образом повышает качество рефлексии.

Социальный опыт

Наконец, пятый принцип сводится к тому, что любое учение должно происходить в социальном общении.  При этом авторы вовсе не претендуют на новизну сказанного. Еще Джон Дьюи писал: «Я верю, что единственно подлинное образование происходит посредством стимулирования всех сил ребенка и благодаря правильно созданной социальной среде, в которой он находится» [4, с. 97]. Дьюи далее выдвинул утверждение о том, что школа по своей природе всегда  социальна, равно как и образовательный процесс имеет социальную основу. Учительница Сондра, которая вызвала своих учеников на состязание в чтении, пришла к выводу, что если класс будет мыслить и действовать как одна команда, то за этим неизбежно последуют разговоры, советы, дружба и другие социально значимые результаты.

Детство – это  начало начал, в том числе и начало изучения жизни в демократическом обществе. Существует прямая зависимость между тем, как в условиях школы учащиеся принимают групповые решения,  как они вместе играют и работают, учатся сотрудничеству и соревновательности, участвуют в возвышающей душу активности, которая может происходить только в условиях духа коллектива, развивающегося в здоровой групповой деятельности,  и возможностью для учащихся жить тем, что они должны освоить.

В младшем школьном возрасте  закладываются основания взрослой жизни. Личностное и профессиональное становление тоже начинается в детстве. Дети преуспевают и достигают самореализации и подуктивности в жизни в той степени, в которой их воспитывали с добротой и уважением в годы их личностного становления, а также в той степени, в которой их побуждали состязаться в знании и учить других, и наконец, в той степени, в которой они получили свободу и широкие возможности по сравнению с неизбежными ограничениями и принуждением.

Литература

  1. Bond, J. and Ellis, A. (2011). The Effects of Reflective Assessment on Student Learning in Mathematics. (Принято к публикации в The Journal of School Science and Mathematics).
  2. Brann, E. (1979). Paradoxes of Education in a Republic. Chicago: University of Chicago Press.
  3. Bruner, J. (1996). The Culture of Education. Cambridge: Harvard University Press.
  4. Dewey, J. (1897). My Pedagogic Creed, School Journal, vol. 54, January, pp. 77-80.
  5. Drucker, P. (1994). The Age of Social Transformation. The Atlantic Monthly, November, pp. 53-80.
  6. Goodlad, J. (1984, 2004). A Place Called School. New York: McGraw-Hill.
  7. Medina, J. (2010). Brain Rules. Seattle, WA: Pear Press.

1 Эллис Артур К. – доктор педагогических наук, профессор педагогического факультета, директор международного исследовательского центра Тихоокеанского университета г. Сиэтла. Шуерман Ричард Д. – доктор педагогических наук, зав. кафедрой, профессор педагогического факультета Тихоокеанского университета г. Сиэтла.

 

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum