Volume: 3, Issue: 2

1/12/2011

Гуманно-личностная педагогика Ш.А.Амонашвили
Богуславский М.В. [about]

Гуманно-личностная педагогика Ш.А.Амонашвили

М.В.Богуславский1

В отечественной педагогической традиции на протяжении веков всегда находились особо выдающиеся деятели образования, которые органично соединяли в себе целый комплекс качеств. Они были талантливыми  педагогами, тонкими психологами, оригинальными философами образования и педагогическими мыслителями, незаурядными писателями, яркими публицистами, страстными общественными деятелями. В исторической ретроспективе когорта нравственных и интеллектуальных лидеров российского образования, властителей педагогических дум выглядит так: Н.И. Пирогов – К.Д.Ушинский – Л.Н.Толстой – П.Ф.Каптерев – С.Т.Шацкий – П.П.Блонский – А.С.Макаренко – С.И.Гессен – В.В.Зеньковский – В.А.Сухомлинский.

Начавшись в середине ХIХ века, эта нравственно-интеллектуальная педагогическая  эстафета, несмотря на все тернии и препятствия, прошла через ХХ век и продолжается уже в ХХI столетии. Хорошо, что мы, пусть и поздно, на­учились понимать значение и отдавать должное не только тем, кто создавал честь отечественному образованию в прошлом, но и сегодня составляет его гордость, таким как Шалва Александрович Амонашвили (р. 08.03.1931).

Вхождение в педагогическую науку Ш.А.Амонашвили оказалось стремительным. В 1960 г. он стал кандидатом педагогических наук. А в 1972 году в возрасте 40 лет защитил докторскую диссертацию по психологии в Институте общей и педагогической психологии АПН СССР. Затем Шалву Александровича избирают членом-корреспондентом, а в 1989 году – действительным членом АПН СССР. Сейчас Ш.А. Амонашвили – академик Российской академии образования, профессор Московского городского педагогического университета и руководитель Лаборатории гуманной педагогики при МГПУ, а также глава «Издательского Дома Шалвы Амонашвили», где издает уникальную «Антологию гуманной педагогики».

Однако внушительный и вызывающий искреннее уважение перечень всех этих званий и наград не передает главного. Место, которое занимает Шалва Алек­сандрович Амонашвили в современном российском образовании, уникально – это великий педагог и психолог, самобытный духовный мыслитель, навсегда прописанный и укорененный в Мире Детства.

На протяжении более чем полувекового неустанного творческого поиска Ш.А. Амонашвили создал целостное учение гуманно-личностной педагогики, продолжающее и воспроизводящее в современных условиях лучшие традиции мировой и отечественной педагогической классики,  самобытное по своим философско-духовным основам и фундаментальным психолого-педагогическим основаниям.

Разумеется, как и у всякого крупного ученого, процесс формирования системы идей и взглядов у Шалвы Александровича Амонашвили включает ряд взаимосвязанных этапов.

Целостное изучение трудов  Ш.А. Амонашвили дает основания выделить и охарактеризовать три основных периода становления, развития и реализации его учения.

Первый период – с конца 50-х годов до начала 90-х годов ХХ века – в содержательном плане был посвящен формированию новой философии образования – гуманно-личностной педагогики. Ведущими понятиями выступали гуманизм и личность. Главный мировоззренческий конфликт проходил в оппозиции:  гуманная педагогика – авторитарная педагогика, а импульсом изменений выступали новые исследования  в педагогике и психологии. Философско-педагогическую основу составляли идеи гуманистической педагогики: индивидуализации педагогической деятельности М.Ф.Квинтилиана, классическое педагогическое наследие Я.А.Коменского, И.Г.Песталоцци, К.Д.Ушинского, Д.Н.Узнадзе, Я.Корчака и В.А.Сухомлинского. В качестве оформления результатов, в основном, использовались такие жанры как  научные труды, методические издания, научно-  публицистические брошюры и статьи. В разнообразную экспериментально- исследовательскую деятельность были вовлечены учителя начальной школы Грузии.

На протяжении первого периода творческого поиска, в свою очередь,  можно выделить три внутренних этапа:

  • этап обретения смыслов, охватывающий время с конца 1950-х до начала 70-х годов, главным содержанием которого стало формирование дидактических основ, методики и технологий гуманной педагогики;
  • этап утверждения смыслов, хронологически занимающий 1970-е годы и посвященный широкомасштабной экспериментальной  разработке и реализации гуманно-личностного подхода к детям. На протяжении этого времени была создана и апробирована модель целостного образовательного процесса на основе гуманной педагогики;
  • этап расширения смыслов, который приходится на 1980-е гг. Главным содержанием этого этапа стало формирование философско-педагогических основ теории личностно-гуманного образования с акцентом на личность Учителя.

На протяжении первого и второго этапов Ш.А. Амонашвили плодотворно занимался научной деятельностью в  Тбилиси в составе коллектива лабо­ратории экспериментальной дидактики НИИ педагогики им. Я.С. Гогебашвили. Научно- исследовательская деятельность лаборатории была многослойна. Самой большой сферой деятельности для начинающего ученого  являлось участие в эксперименте по определению нового содержания, форм и методов развивающего  начального обучения.  В рамках этого предмета у ученого выделились три внутренних вектора  исследовательских задач:

  • обучение детей шестилетнего возраста;
  • безотметочное обучение;
  • основы формирования навыков письма и развития письменной речи в начальных классах.

Сутью же деятельности коллектива лабо­ратории экспериментальной дидактики являлась намного более значимая проблема –  «последовательная реализация гуманистического принципа (выд. Ш.А.), в основе которого – обучение во имя развития личности школьника; укрепление гуманных, нравственных отношений; бережное внимание к внутреннему миру ребенка, его интересам и потребностям, обогащение его душевного и духовного потенциала» [1].

Таким образом, исследователями последовательно реализовывались два тренда. Вначале стояла задача  создания новой образовательной модели в русле такого широкого направления как развивающее обучение. Уже в рамках формирования, апробации и последующей реализации данной модели необходимо было существенно трансформировать весь традиционный комплекс педагогических подходов и установок – философских, психологических, дидактических и методических, а также значительно переработать содержание начального образования.  При этом необходимо было осуществлять переподготовку в духе новой педагогической идеологии вовлеченных в экспериментальную деятельность учителей.

Позднее, подводя итоги этой деятельности, протекавшей в 1960-е годы, Ш.А Амонашвили, писал: «В целом мы охватили широкий круг проблем: сотруднические отношения учителя с учениками, педагогическое общение, уважающее и утверждающее личность Ребенка, отказ от всяких формальных знаков (отметок) в оценке успешности учеников, введение содержательных оценок и воспитание оценочной деятельности как качества личности Ребенка; мы впервые в огромной стране начали прием детей с шестилетнего возраста и создали систему развития речи, заложив в основу письменную речь как светильник души; утвердили принцип свободного выбора в образовательном процессе, построили новые учебники по всем образовательным курсам, заложив в них условия творческого сотрудничества и творческого развития детей» [2].

Следует особо отметить социальную актуальность и значимость, а также ярко выраженный прогностичный характер реализованных Ш.А. Амонашвили исследовательских задач. Результаты его научно-педагогической деятельности пусть и не сразу и с большим трудом, но получили признание и массовое распространение. В 1986 г. в школах СССР началось обучение детей в начальной школе с шестилетнего возраста, а с начала 90-х годов в начальной школе РФ, по крайней мере, в  первом и втором классе, осуществляется безотметочное обучение.  Это вселяло в исследовательский коллектив, объединенный вокруг  Ш.А. Амонашвили, определенный социальный  оптимизм. 

Вместе с тем, характеризуя данные направления творческого поиска, подчеркнем, что конкретные научно-исследовательские задачи лабо­ратории экспериментальной дидактики выступали лишь формой, внутри которой развивалось главное – гуманистический подход к детям как основа педагогики.

В начале 70-х годов исследовательский коллектив, действовавший под руководством Ш.А. Амонашвили, пришел к выводу, что теория общего развития требует обогащения концепцией мотивационной деятельности. Ученые, «сохранив идею развития, расширили свой подход с точки зрения развития и воспитания мотивов. Мы убедились, что творим не дидактику нового образца, а другую педагогику в целом – мы охватили и обучение, и развитие, и воспитание. Мы начали искать двигатель целостного педагогического процесса и пришли к выводу, что таковым является общение. Общение есть сердце живого педагогического процесса, оно придает качество этому процессу» [3].

В результате, на протяжении данного этапа была создана и экспериментально апробирована модель целостного образовательного процесса на основе гуманной педагогики. Для Амонашвили стало совершенно ясно – «чтобы охватить в педагогическом процессе целостную личность ребенка, а педагогический процесс был направлен на воспитание и развитие свободной личности ребенка, надо не готовить ребенка к жизни, а воспитывать в нем саму жизнь» [4]. Вслед за научными продвижениями исследователи обновляли программы, создавали новые учебники, совершенствовали методичес­кие установки.
С присущей ему метафоричностью Ш. А. Амонашвили описал это так: «Ребенок не доска и не воск, он просто самое удивительное Чудо из всех чудес, дарящее педагогу, воспитателю возможность превратиться в Волшебника. Овладев тонким умением находить точки соприкосновения с душой ребенка, педагог сможет постепенно раскрыть безграничное множество многообразных и многоцветных задатков, способностей, скрытых  в его внутреннем мире. Он сможет превратить ребенка в своего соратника в деле его же воспитания, направить его на самопознание, самораскрытие, саморазвитие, самосовершенствование. Дети – чудо, но нужны и педагоги-волшебники. Они нужны не только отдельным детям, а каждому ребенку, ибо чудо – в каждом из них. Волшебство учителя в том  и должно заключаться, чтоб придать обучению многогранность, всесторонность, гармоничность, сделать его стимулирующим, развивающим. Для этого необходимо вооружиться верой в ребенка, в его огромные возможности» [5].

Приводя эти важные положения, необходимо подчеркнуть еще один существенный аспект, без которого невозможно понять творчество Амонашвили. Долгое время он упорно добивался права не только писать, что думал, но и тем стилем – художественным, поэтичным, насыщенным метафорами, который был ему столь органично присущ. 

В  1980-е гг. главным направлением творческого поиска явилось создание теории гуманного образования, которая, с одной стороны, имела глубокие корни в классическом педагогическом наследии, а с другой, базировалась на современных психолого-педагогических концепциях. Как писал позднее Ш.А. Амонашвили, «я чувствовал, что обретаю, какое-то внутреннее состояние духа, которое твердило мне: я совершаю свое предназначение, свою миссию. Я все глубже  познавал свое призвание, и независимо от того, что возникало множество осложнений с властями и учеными, я был счастлив. Я совершал свою судьбу. Это чувство не покидает меня до сих пор, и надеюсь, не покинет уже никогда. Оно источник моей веры» [6].

Второй период формирования Учения гуманно-личностной педагогики – возвышения смыслов охватывает 1990-е гг.На протяжении этого периода Ш.А. Амонашвили осуществлялось разработка содержания новой философско-образовательной системы «Школы Жизни». Главный мировоззренческий конфликт проходил в оппозиции духовность – бездуховность.
На протяжении этого времени осуществлялось продуцирование духовно-провиденциальной философии гуманной педагогики, происходила разработка ее целеценностной основы и создание  на данном фундаменте новой образовательной системы «Школа Жизни» (в целостном виде положения новой философии образования были изложены Амонашвили в книге «Школа Жизни. Трактат о начальной ступени образования, основанного на принципах гуманно-личностной педагогики» [7]. Создание этого трактата знаменовало собой начало качественно нового периода в развитии гуманно-личностной педагогики, а, именно, переход ее в статус учения. Ведущим принципом Школы Жизни Амонашвили провоз­глашает развитие и воспитание в ребенке жизни с помощью самой жизни. И хотя в своем трактате он рас­крывает основные положения гуманно-личностной педагогики начальной ступени образования, его положения сохраняют свое значение и для последующих ступеней школьного образо­вания.
Третий периодформирования учения гуманно-личностной педагогики – воплощения смыслов начинается с 2001 г. и продолжается по настоящее время. На протяжении этого периода происходило оформление самобытного интегративного учения «Педагогики Любви и Света», включающего в себя и гуманно-личностную педагогику, и  «Школу Жизни», но не исчерпывающегося только ими.

Учения. Его целеценностной основой выступала эзотерика, а ведущими понятиями – Любовь и Вера.  Главный мировоззренческий конфликт проходил в оппозиции свобода – несвобода (внутренняя и внешняя), а импульсом развития учения выступали изменения в природе ребенка. На протяжении данного периода происходило последовательное усиление эзотерических мотивов в творчестве Ш.А.Амонашвили. В качестве основополагающих источников выступали Живая Этика, труды Н.К.Рериха и Е.П. Блаватской. Для оформления результатов, в основном использовались такие жанры как  научно-публицистические произведения, книги притч, эссе и художественные произведения, в первую очередь,  сказки.

Мастер работает в двух взаимосвязанных жанрах: созидает педагогические трактаты, написанные на высоком литературном уровне [8], [9], [10], [11] и создает  художественно – педагогические произведения: сказки [12]  и притчи [13].

Несомненно, что на всех произведениях Ш.А. Амонашвили первого десятилетия ХХI века лежит значительная и весомая ориенталистская (восточная) печать. В этом новом содержательном и стилевом векторе воплотилось несколько пластов жизни и деятельности самого Ш.А. Амонашвили: органичное восприятие им мощного наследия грузинской культуры; глубокое знакомство в подлинниках с персидской средневековой литературой, а также  влияние традиции « Живой Этики».

В 2001 году Ш.А. Амонашвили написал: «Я открыл для себя другую педагогическую науку – сокровенную. Сокровенные педагогические знания откроются каждому в той мере, в которой он устремлен к ним. Они поступят к нему через интуицию и чувствознание. Но интуиция и чувствознание требует жертв: бескорыстной любви и преданности к детям, общения с ними на принципах равноправия, свободы и сотрудничества, устремленности к Высшему.

Сокровенные знания имеют особые свойства: они не вмещаются в тексты и контексты книг, а засекречиваются в глубинах подтекстов, где слова становятся бессильными вывести их наружу и дать огласке; они никак не поддаются изложению способами казенной науки, не фиксируются обычным зрением. Они постигаются только сердцем, только духовным чтением благородных педагогических книг» [14].

В связи с этим кардинально возрастает футурологическая направленность всей педагогической деятельности Амонашвили: «Моё глубокое убеждение – мы должны воспитывать не человека сегодняшнего, а человека завтрашнего дня. Я перетягиваю завтрашний день в сегодняшний. В этом отношении я всегда шёл против течения. Не потому что хочу нечто разрушить, а потому что хочу создавать – гармоничные отношения, условия для развития талантливых людей. Уверенность в необходимости такой деятельности даёт мне источник неисчерпаемой силы» [15].

Особая метафоричность стиля как раз и обусловлена тем, что произведения Ш.А.Амонашвили начала ХХI века – это Послание, устремленное в Будущее, в середину ХХI столетия, конкретный язык которого неясен, как не сформирован и семантический контекст. Поэтому содержание Учения, чтобы быть воспринятым в Будущем, может быть заключено только в архетипичную форму мифов, сказок и притч.

Таким образом, приведенная характеристика системы идей и взглядов Ш.А. Амонашвили, убедительно показывает, что мыслитель изначально нес в себе миссию – сотворить духовно-педагогическое учение не только для своих современников, но и для будущих поколений. На протяжение 60 лет педагогической деятельности он создал три взаимосвязанные системы: Учение гуманно-личностной педагогики (сформирована к началу 90-х годов ХХ века), которую можно реализовывать в настоящее время; Школу Жизни (разработана во второй половине 90-х годов ХХ века), которую возможно осуществить во второй четверти ХХI века; Педагогику Любви и Света (сотворена в первое десятилетие   ХХI столетия) для Вечности, которая может быть востребована и реализована во второй половине  ХХI века. Местом конденсации идей этой педагогики выступает ноосфера или как ее определяет сам Шалва Александрович, находящаяся вокруг Земли Сфера Сердца.

Примечания

  1. Амонашвили Ш.А. Воспитательная и образовательная функция оценки учения школьников. М.,1984. С.4.
  2. Амонашвили Ш.А. Как любить детей (опыт самоанализа). М., 2010. С.64.
  3. Там же. С.65.
  4. Амонашвили Ш.А. Педагогическая симфония. М., 2002. С.15.
  5. Амонашвили Ш.А.  Обучение. Оценка. Отметка. М., 1980. С. 9-11.
  6. Амонашвили Ш.А. Как любить детей. С.87.
  7. Амонашвили Ш.А. Школа Жизни. Трактат о начальной ступени образования, основанного на принципах гуманно-личностной педагогики. М., 2000.
  8. Амонашвили Ш.А. Истина школы. M., 2008.
  9. Амонашвили Ш.А. Баллада о воспитании. M., 2009.
  10.  Амонашвили Ш.А. Как любить детей (опыт самоанализа). М., 2010.
  11.  Амонашвили Ш.А. Учитель, вдохнови меня на творчество! M., 2011.
  12.  Амонашвили Ш.А. Амон – Ра. Легенда о камне. М., 2002.
  13.  Амонашвили Ш.А. Вера и любовь. М., 2009; Притчи. М., 2010.
  14.  Амонашвили Ш.А. Улыбка моя, где ты?  М., 2002. С. 4-5. 
  15.  Амонашвили Ш.А. Чтобы дарить ребенку искорку знаний, учителю надо впитать море света // Три  ключа. 2010. Вып 12. С.9.

1 Богуславский Михаил Викторович – член–корреспондент Российской академии образования, доктор педагогических наук, профессор, заведующий отделом истории педагогики и образования УРАО «Институт теории и истории педагогики», г.Москва.

 

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum