Volume: 6, Issue: 3

15/12/2014

Язык как инструмент политики нативизма: социолингвистическое исследование истории законов об "исключении китайцев"
Вашингтон, Брэд Д. [about]

Язык как инструмент политики нативизма: социолингвистическое исследование истории законов об "исключении китайцев"

Вашингтон, Брэд Д.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: американец, китаец, сообщество, европеец, исключение, иммиграция, язык, закон(ы), расизм.

АННОТАЦИЯ: В статье описывается социологическое исследование процесса, показывающего как негативные настроения жителей Соединенных Штатов Америки в отношении китайских иммигрантов привели в 19-м веке к появлению в этой стране дискриминационных законов. Используя историографический метод, автор проводит анализ того, как язык письменной и устной речи лег в основу принятого в 1882 г. Закона об "исключении китайцев". В работе использовались исследования признанных ученых в области изучения стран Азии, азиатских аспектов американистики и социолингвистики. В статье также показано, как суждения европейских иммигрантов относительно китайцев, иммигрировавших в США, посредством лингвистических инструментов политики и журналистики используются для оправдания практики расизма и дискриминации. Используя язык как средство реализации политики нативизма, белые иммигранты успешно воспользовались силой судебной власти ради собственного самосохранения.


Введение

В научной литературе недостаточно полно отражено значение социолингвистики в анализе целого ряда примеров анти-иммиграционной политики, направленной против китайских иммигрантов в США. Хэйнер и Рэйнолдс (Hayner and Reynolds, 1937) утверждали, что принятый в 1882 г. Закон об "исключении китайцев" явился вторичным фактором в разделении преимущественно китайских рабочих в США и их жен и детей, остававшихся в Китае. Авторы цитируют отрывки из бесед с китайскими иммигрантами, анализируют их содержание и заключают, что культурные различия между китайскими иммигрантами и китайцами, рожденными в США, являются первоосновой  трудностей и конфликтов, с которыми столкнулись китайские сообщества в Соединенных Штатах Америки.

По мнению Янга (Yang, 2010), в ранее проводившихся исследованиях были сделаны неполные или неверные выводы о сложном развитии международных иммиграционных процессов в отношении азиатско-американских сообществ. Чтобы получить полную картину ситуации азиатской иммиграции в США с середины 19 века, Окихиро (Okihiro, 2014) и Янг (Yang, 2010) предположили, что теории, касающиеся иммиграции, должны обращаться как к истории, так и к современному состоянию дел, а не рассматривать их по отдельности. Кроме того, как подчеркивает Осаджима (Osajima, 1998), не преуменьшая значимости дискриминации и переселения в истории американцев азиатского происхождения, еще более насущными являются вопросы глубокого изучения личных судеб и событий мирового масштаба, бросающих вызов общепринятой, хотя и противоречивой, парадигме западного империализма, результатом которого являются гонения против людей азиатского происхождения.

Теоретическое обоснование

В данном исследовании применялись теоретические положения социального дискурса. По мнению Джеймса Ги (Gee, 1999), «язык – это ключевой фактор, посредством которого мы создаем и разрушаем наш мир, наши институты и наши взаимоотношения посредством того, как мы относимся к общественным благам» (с. 9-10). Чтобы понять, в каком положении оказались китайские иммигранты, (которых сначала приветствовали в Америке 19-го века, а потом возненавидели, что выражалось в форме политики исключения), в нашем исследовании мы опираемся на положения Ги относительно общения в дискурсивных сообществах. Рассматривая сценарий, связанный с правами компании в нескольких сообществах, Ги (Gee, 2008), утверждал, что установление равных возможностей для коммуникации является ключом в поддержании силы и стабильности сообщества:

В конечном счете, смыслы зарождаются в переговорах между людьми с различными интересами и различными общественными практиками, которые совместно пользуются или стремятся совместно использовать общую землю. Сила играет важную роль в таких переговорах. Переговоры могут приостанавливаться,… но затем начинаться вновь… Переговоры, определяющие смыслы, ограничиваются ценностями, исходящими от «сообществ» – хотя нам необходимо понять, что спорным является именно то, что определяет «сообщества» (с. 12).

По мере того, как исследование анализировало антикитайские настроения в США, чрезвычайно важно было понять, что к белым американцам по умолчанию относились многие европейские иммигранты, являющиеся американцами уже в первом поколении. Белые работники, при всех их языковых, религиозных и национальных различиях, упрямо настаивали на сохранении рабочих мест прежде всего для белых американцев во благо своей собственной социально-экономической безопасности (Kil, 2012; Stone, 2004).

Воспользовавшись методологией историографии, я проанализировал тексты законов, записанных выступлений и архивов периодической печати, определявших образ социальной среды китайских мигрантов, проживавших в США в 1800-е годы. Помимо этого в данном исследовании была предпринята попытка экстраполировать реальность одного американского сообщества иммигрантов из Азии, на жизнь которых повлияло антииммиграционное законодательство. При этом я вовсе не преследовал цель доказать, что иммиграционное законодательство США в целом было и остается несправедливым и противоречивым.

В данном исследовании был сделан упор на социолингвистику через язык и речевые акты, которые осуществлялись исключительно на английском языке. Даже с переводом первоначальное значение и социокультурный смысл разговоров на китайском языке (преимущественно на кантонском диалекте китайского языка) китайских рабочих, для которых английский не был родным языком, является в лучшем случае фрагментарным.

Ложные представления об американцах азиатского происхождения, объединяющие в себе чувства безразличия и нерешительности по отношению к гражданским правам и социальной справедливости, вызвали споры относительно их преобладания в системе образования, полного превосходства американцев в социально-экономических успехах и иммунитета к расовому контексту американского общества (Chao et al, 2013; Kim, 2014; Xu and Lee, 2013).  Такие искажения нельзя не замечать, поскольку настроения масс часто являются существенными в определении общественной политики и создают легитимное пространство, однажды уже принятое в качестве основы для законодательства.

Структура исследования

Для данного исследования была выбрана историографическая методология. Анкерсмит (Ankersmit, 1989) считает, что, когда «исторические интерпретации прошлого сначала становятся узнаваемыми, они обретают свою идентичность в контрасте с другими интерпретациями; они есть то, чем они являются, только на основе того, чем они не являются» (с. 142). Йин (Yin, 2000) обнаружил некоторое расхождение между тем, что значит жить в каком-либо историческом периоде и исследовать его:

…первые китайские иммигранты в США были вынуждены заниматься изнурительным трудом и столкнулись с расовыми предрассудками…[однако]… вывод о том, что с момента высадки первого корабля [с китайскими иммигрантами на борту] отношение к ним было как к экзотическим диковинам, или лживым и коварным варварам, также является спорным (с. 15).

Китайская иммиграция в США

По окончании нескольких войн с европейскими государствами (Grasso, Corrin and Kort, 2004) Китай, все еще управляемый имперскими династиями, начал распадаться. Разработанная Дж. Беннетом (Bennett, 1998) динамическая модель межкультурной восприимчивости (Developmental Model of Intercultural Sensitivity – DMIS) помогает понять, как китайцы приспосабливались к темпам перемен в их жизни и к новой и неизвестной им культуре. Первоначально династия Цинь не видела необходимости торговли или связей с Западом и в течение долгого времени считала всех чужеземцев далеко не равными себе (Tiedemann, 2013).

Отрицание, первая этноцентрическая стадия ДММВ могла бы объяснить реакции династии Цинь на первую встречу Китая с Западом. В Китае долгое время чужестранцы считались варварами (Liu, 2011) или же, как описывает Беннет (Bennett, 1998), Китай «не считал иностранцев за людей» (с. 27). Однако европейская и американская реакция на Китай совместила в себе такие стадии ДММВ, как защита и минимизация. Постепенно двор Цинь перешел к этно-приемлемым стадиям принятия и адаптация, борясь с тем, как наилучшим образом справиться с вызовами со стороны Запада, а также пытаясь стабилизировать собственную ситуацию в результате внутренних политических потрясений (Desnoyers, 1991).

По мере того, как США расширяли свои территориальные границы и инвестировали в свою инфраструктуру, потребности в рабочей силе превысили количество населения по причине его продолжительного угнетения и разделения на белых и всех прочих (Feagin, 2014). Во времена, предшествующие Гражданской войне в США, выходцы из Китая первоначально были прекрасным решением проблемы рабочей силы, так как китайцы были готовы выполнять трудную работу за низкую оплату (Anbinder, 1994). В конце Гражданской войны члены Конгресса США высказывали опасения, что бывшие штаты Конфедерации нанимали китайских работников в качестве альтернативы освобождавшихся от рабства африканцев.

Золотая лихорадка в Калифорнии (1848 – 1859 гг.) обозначила первую массовую волну переселенцев из Китая в Северную Америку. Сохранились подробные летописи, содержащие записи бесед, письма, периодические публикации в Китае, рассказывающие о несметных богатствах тех, кто приехал на Золотую Гору, что в переводе с кантонского диалекта китайского языка означает Калифорния (Johnson, 2001). Исторические сведения в отношении китайских корней калифорнийской золотой лихорадки отражают подробности приема на работу, высмеивания и дискриминации китайцев.

В 19-м столетии китайские работники в Калифорнии почувствовали на себе влияние такого отношения уже в периодической печати, высмеивавшей их якобы ограниченные познания в английском языке и их культуру. Публикации 1868 г. в ежемесячнике Overland Monthly and Out West Magazine, одном из самых популярных печатных изданий Калифорнии того времени, были для американских поселенцев основным источником информации об иммигрантах из Китая. Преподобный Аугустус Ворд Лумис (Reverend Augustus Ward Loomis), писавший статьи для Overland Monthly and Out West Magazine, так выражал свое отношение к китайцам в публикации под заглавием «Что читают наши выходцы из Китая»: «Мы наивно полагаем, что китайский мужчина, отправивший самого себя в изгнание в страну, находящуюся в 7-8 тысячах миль от дома, от жены и детей,… время от времени скучает по дому и готов выполнять любую работу, которая в его воображении вернет его в свое благоуханное царство…. И он снова сидит у квадратного стола на жестком стуле в своей крошечной тускло освещенной каморке и зубрит урок, который необходимо «ответить» на следующее утро» (с. 525).

Статья Преподобного Лумиса расходится с тем, что утверждает Грайс (Grice, 1975) относительно адекватности разговора или общения. В своем исследовании Грайс проанализировал концепт коммуникативной    импликатуры и того, как устное общение способно неверно истолковать полученную от собеседника информацию, основываясь лишь на его мнении. Например, в своей статье Лумис не упоминает, что он когда-либо посещал Китай. Но при этом предлагает описание жилища и мебели китайского рабочего, мечтающего о том, чтобы вернуться домой.

Более того, и что очень важно в контексте дискриминации, с которой столкнулись китайские рабочие в 19 веке, Лумис говорит об описываемом им китайце, как об отправившем самого себя в изгнание в другую страну. Читатель (или слушатель) должны очевидно представить себя китайцев, сознательно и не раздумывая, покинувших свои дома, практически с единственной целью хорошо заработать в Калифорнии. Эта статья нарушает то, что Грайс назвал постулатами (или максимами) коммуникации. Хотя постулаты Грайса связаны с вербальным диалогом, его определение качества как постулата тесно связано с областью письменной речи. Итак, Грайс (Grice, 1975) писал:

К концепту качества в целом относятся следующие: максима высшего порядка: «Старайся делать свой вклад всегда в соответствии с правдой» и две рядовые максимы: 1) Не говори того, что считаешь ложным; 2) Не говори того, для чего у тебя нет адекватных оснований (с. 46).

Как признает Грайс, люди могут называть истиной то, во что они верят, даже не понимая, что при этом у них недостаточно веских доказательств.

Закон об "исключении китайцев"

Закон 1882 года об "исключении китайцев" расчистил почву для изоляции, враждебности и расизма, с которыми сталкиваются китайские иммигранты в США в 20-м веке. Ли (Lee, 2002) резюмирует долгосрочные последствия Закона об "исключении китайцев", описывая его следующим образом: «[Этот закон] не только является примером того, как обуздать угрожающих нам, подлежащих исключению и нежелательных иностранцев, закон также приводит в действие правительственные процедуры и бюрократические механизмы, необходимые для контроля и управления как прибывающими к нам иностранцами, так и гражданами, проживающими в США… [Этот закон] навсегда изменил отношение Америки к иммиграции вообще» (с. 44).

Деннис Кирни (Dennis Kearney), ирландский иммигрант в США, построил свою политическую карьеру на предложении выселить всех китайских рабочих из США. В Сан-Франциско Кирни основал Партию рабочих, политическое объединение по борьбе против китайских рабочих как первопричины нехватки рабочих мест для белой Америки (Saxton, 1975).  Отчасти вследствие неоднократных призывов Кирни против самого существования китайских рабочих и наряду с его нарастающей популярностью среди белого населения США конце прошлого века отношение к китайской иммиграции в корне изменилось.

Закон США об "исключении китайцев" представлял собой систематически агрессивную законодательную базу, направленную не только на то, чтобы прекратить китайскую иммиграцию в США, но и криминализировать китайские сообщества в Калифорнии, которые отказывались подчиняться навязанным жестким ограничениям. В результате этого закона обращение китайцев за получением гражданства США было ограничено, владение ими собственностью стало незаконным, а в случае поездок на родину китайские рабочие сталкивались с реальной угрозой запрета на возвращение в Калифорнию.

Китайские сообщества в США

В ответ на попытки законодателей США изолировать китайские сообщества в Калифорнии, китайские иммигранты активно использовали местные и федеральные законы, чтобы отстаивать свои права. Маклейн (McClain, 1984) проанализировал Закон о гражданских правах 1870 года, содержащий положения, защищающие китайских иммигрантов в Калифорнии. Формулировки закона недвусмысленно утверждают равенство китайских рабочих в рамках законодательства, предоставляя китайским сообществам законные основания требовать наказания за совершенные против них уголовные преступления, начиная от воровства и заканчивая убийствами. Исследование Маклейна важно в силу следующих обстоятельств: во-первых, оно подчеркивает, что китайским рабочим удалось добиться определенных прав в рамках местных и федеральных законов еще до принятия Закона 1882 года об "исключении китайцев". Во-вторых, Закон 1870 года давал китайцам легитимные основания считать себя полноценными членами  калифорнийского общества. Именно с момента принятия этого закона привоз китайских рабочих в США для выполнения любой необходимой работы по развитию американской промышленности и системы транспорта, а затем массовая экстрадиция этих рабочих обратно в Китай, стала (теоретически) невозможна. Наконец, что является самым важным для взаимоотношений американцев и иммигрантов, Закон о гражданских правах 1870 года продемонстрировал в теории, как китайские рабочие теперь могли законным образом противостоять политике дискриминации.

Остров Эйнджел

Дэниэльз (Daniels, 1997) цитирует строки из стихотворения об острове Эйнджел, в котором говорится о китайской иммиграции в США в 20-м веке:

…Я спешил пересечь Американский океан.
Откуда мне было знать, что западные варвары потеряли душу и разум?
Сотнями разных жестоких законов они притесняют нас, китайцев.
Им мало бесчисленных допросов и расследований;
Они заставляют нас раздеваться догола и рассматривают нашу грудь.
…Если придет тот день, когда народ Китая будет един,
Меня ничего не остановит, и я вырву сердца и кишки западных варваров (с. 9).

В период с 1910 по 1940 гг. остров Эйнджел вблизи от Сан-Франциско был известен как пункт приема иммигрантов, аналогичный расположенному в бухте Нью-Йорка острову Эллис. Иммиграционный пункт острова Эйнджел был историческим местом высадки иммигрантов на восточном побережье США.

Определение дискурса в языке, данное Илэйн Чайка (Chaika, 2008), играет важную роль в понимании стихотворных произведений, написанных на острове Эйнджел. Основанный на звучании (фонемах), лингвистической конструкции (морфемах) и синтаксисе (норме) слов, дискурс может выражаться в письменной или устной речи. Стихи написаны на китайском языке, при этом иероглифы располагаются вертикальными колонками. Переводы, цитируемые в этом и других исследованиях, посвященных истории острова Эйнджел, написаны на американском варианте английского языка, горизонтальными строками букв латинского алфавита. Если, как утверждает Чаика (Chaika, 2008), «каждое слово представляет собой сложное переплетение значений на различных языках или даже диалектах одного языка» (с. 10), то смысл/перевод данных стихов невозможно понять полностью. И все же именно благодаря языку мы получаем возможность представить себе картину острова Эйнджел, а также сложные последствия зарождающейся на нем политики.

Заключение

Язык и общество дают нам возможность общения и перемен. В центре данного социолингвистического исследования был антииммиграционный закон, направленный на ограничение прав китайских иммигрантов в США. Но при этом мы преследовали цель более широко взглянуть на проблему важности и значимости языка как средства коммуникации.

Через развитие дискурсивных сообществ европейские иммигранты смогли переосмыслить свою собственную идентичность как общности и, в свою очередь, сформировали отношение к китайским сообществам как к чему-то чужому. Выводя дискурс за рамки самосознания и описывая физическое присутствие, культуру и язык китайских иммигрантов, белые переселенцы использовали английский язык в качестве инструмента подавления чуждого для них образа жизни  и воздвижения этнических барьеров. Тем самым расизм был не побочным продуктом или спорным составным элементом законов об исключении китайцев, а сознательным следствием придания большей легитимности этим законам. Заканчиваю это исследование в надежде, что взвесив и проанализировав современные дискуссии об иммиграции в США, наступит столь необходимая пауза, которая позволит обратиться к анализу установок и языка переговоров в нынешнем 21-м веке.

Литература

  1. Anbinder, T.  (1994).  Nativism and slavery: The Northern Know Nothings and the politics of the 1850’s.  New York:  Oxford University Press, USA.
  2. Ankersmit, F. R.  (1989).  Historiography and postmodernism.  History and            Theory, 28(2), 137-153.
  3. Bennett, M. J.  (1998).  Basic concepts of intercultural communication.   Yarmouth, Maine:  Intercultural Press.  
  4. Chaika, E.  (2008).  Language: The social mirror (4th ed.).  Boston, Massachusetts:  Heinle.
  5. Chao, M., Chiu, C., Chan, W., Mendoza-Denton, R., & Kwok, C. (2013). The model minority as a shared reality and its implication for interracial perceptions. Asian American Journal of Psychology, 4(2), 84 – 92. doi:10.1037/a0028769
  6. Daniels, R.  (1997).  No lamps were lit for them: Angel Island and the historiography of Asian American immigration.  Journal of American Ethnic History, 17(1), 3 – 18.
  7. Desnoyers, C. A.  (1991).  Self-strengthening in the New World: A Chinese  envoy’s travels in America. Pacific Historical Review, 60(2), 195 – 219. 
  8. Feagin, J. R. (2014). Racist America, (3rd Ed): Roots, current realities, and future reparations. New York: Routledge.
  9. Gee, J. P.  (1999).  An introduction to discourse analysis theory and method.  London, U.K.:  Routledge.
  10. Gee, J. P.  (2008).  Social linguistics and literacies: Ideology in discourses.  New York City, New York:  Taylor & Francis.
  11. Grasso, J., Corrin, J., and Kort, M.  (2004).  Modernization and revolution in China: From the Opium Wars to world power. (3rd ed.).  New York City, New York:  M. E. Sharpe.  
  12. Grice, H. P.  (1975).  Logic and conversation.  In Peter Cole and Jerry L. Morgan (eds.) Syntax and semantics: Speech acts (Vol. 3).  New York City, New York:  Academic Press, pp. 41 – 58.
  13. Hayner, N. S. and Reynolds, C. N.  (1937).  Chinese family life in America.  American Sociological Review, 2(5), 630 – 637. 
  14. Johnson, S. L.  (2001).  Roaring camp: The social world of the California  Gold Rush.  New York City, New York:  WW Norton & Company.  
  15. Kil, S. H. (2012). Fearing yellow, imagining white: Media analysis of the Chinese Exclusion Act of 1882. Social Identities, 18(6), 663–677. doi:10.1080/13504630.2012.708995
  16. Kim, I. (2014). The role of critical ethnic awareness and social support in the discrimination–depression relationship among Asian Americans: Path analysis. Cultural Diversity and Ethnic Minority Psychology, 20(1), 52 – 60. doi:10.1037/a0034529
  17. Kim, J. Y.  (1999).  Are Asians Black?: The Asian-American civil rights agenda and the contemporary significance of the black/white paradigm.  The Yale          Law Journal, 108, 2385 – 2412.
  18. Lee, E.  (2002).  The Chinese Exclusion example: Race, immigration, and American gatekeeping, 1882 – 1924.  Journal of American Ethnic History, 21(3), 36 – 62.  
  19. Liu, W. (2011). China’s rise and its implications for the West. Asian Politics & Policy, 3(4), 643 – 647. doi:10.1111/j.1943-0787.2011.01298.x
  20. Loomis, A. W.  (1868). What our Chinamen read.  Overland Monthly and Out West Magazine, 1, 525 – 530.
  21. McClain, Jr., C. J.  (1984).  The Chinese struggle for civil rights in nineteenth qcentury America: The first phase, 1850-1870.  California Law Review 72(4),  529 – 568.
  22. Okihiro, G. Y.  (2014).  Margins and mainstreams: Asians in American history and culture.  Seattle, WA:  University of Washington Press.
  23. Osajima, K.  (1998).  Pedagogical considerations in Asian American studies.   Journal of Asian American Studies, 1(3), 269 – 292.
  24. Saxton, A.  (1975).  The indispensable enemy.  Berkeley, CA: University of California Press.
  25. Stone, G. R.  (2004).  Perilous times: Free speech in wartime from the Sedition Act of 1798 to the War on Terrorism.  New York City, New York:  W. W. Norton & Company.
  26. Tamayo, W.  (1995).  When the Coloreds are neither black nor citizens: The  United States Civil Rights Movement and global migration.  Asian Law Journal 2, 1 – 32.
  27. Tiedemann, R. G.  (2013).  Changing Chinese perspectives on Western Christianity during the transition from culturalism to nationalism.  In B.        Stanley & J. Becker (Eds.), Europe as the other:  External perspectives on             European Christianity (pp. 93 – 118)Edinburgh:  Vandenhoeck &            Ruprecht.
  28. Xu, J., & Lee, J. C. (2013). The marginalized “Model” Minority: An empirical examination of the racial triangulation of Asian Americans. Social Forces, 91(4), 1363 – 1397.      
  29. Yang, P. Q.  (2010).  A theory of Asian immigration to the United States. Journal of Asian American Studies 13(1), 1 – 34. 
  30. Yin, X.  (2000).  Chinese American literature since the 1850s.Champaign, IL:  University of Illinois Press.

Вашингтон, Брэд Д., доктор педагогических наук, профессор, кафедра международного и поликультурного образования, Университет Сан-Франциско, г. Сан-Франциско, Калифорния, США.

 

 

 

 

 

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum