Volume: 7, Issue: 1

1/03/2015

Идеальный полис и заботящийся о нем человек: теория и практика высшего образования у Платона
Пичугина, В.К. [about] , Безрогов В.Г. [about]

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: античная педагогика, Платон, идеальный полис, забота о себе, высшее образование.

АННОТАЦИЯ: В статье раскрыто содержание концепции высшего образования Платона, в основе которой находились две взаимосвязанных и взаимозависимых цели – забота индивида о себе и об идеальном полисе, определявшие представления о процессе и результате прохождения гражданами полного обучения. Высказаны идеи о возможности использования отдельных идей Платона в практике современного высшего образования.


Введение

Традиционно истоки высшей школы видят в средневековой педагогике, избегая употреблять понятие «высшее образование» для античности. В античном тезаурусе, действительно, отсутствовало единое понятие, обобщающее представления о высшем этапе образования. Однако многие античные наставники акцентировали внимание на образовательной активности человека, продолжающего идти к норме грамотности и культурности в статусе ученика античной высшей школы. Древнегреческий «студент» жил в ритме жизни полиса, который состоял из открытых образовательных пространств и индивидуального опыта людей: поведенческих моделей, образа мыслей, желаний, стремлений, действий и их результатов, воплощавшихся в общественной оценке. Сократ одним из первых определил для учеников полис как помощника в длительной сознательной работе над собой и гаранта реализации образовательных возможностей. Наставникам Сократ советовал следить за тем, чтобы их ученики не теряли, а обретали самих себя в потоке повседневных забот о делах, детях, имуществе, победах и т.п. Во многих диалогах Платона Сократ определял соревнующихся в образовательном успехе на этапе высшего образования как заботящихся о себе. Сократ связывал «заботу о себе» («ἐπιμέλεια ἑαυτοῦ») с активным участием в жизни полиса. По В. Виндельбанду, сократовская «забота о себе» в большей степени была заботой о целом и в меньшей – о себе самом (Windelband, 1910, р.7). Забота о себе выражалась в заботе обо всех. Соотношение индивида и полиса Сократ решил в пользу приоритета последнего, «проголосовав» за это чашей цикуты 3.

Концепция Платона: идеи воспитания и заботы

Более позитивное решение вопроса о том, как на этапе высшего образования следует оптимизировать возможности человека в самореализации, предлагает Платон. Его тексты формируют наше представление о роли и месте рекомендаций Сократа в теории и практике древнегреческого высшего образования. Во многих диалогах платоновский Сократ выстраивает отношения с молодыми людьми как отношения «преподаватель – студент», подчеркивая тем самым, что в пространстве полиса «забота о себе» является особым образом организованным высшим образованием (см.: «Алкивиад I», «Лахес», «Хармид» и др.). Ряд исследователей (Power, 1964; Raubitschek, 1952) выдвинули гипотезу о том, что корпус сочинений Платона следует рассматривать как один из наиболее амбициозных в истории образования проектов, в рамках которого было конкретизировано содержание общегуманитарного высшего образования, связанного с заботой о себе и о своих внутренних качествах. Представления Сократа и Платона подчас объединяют в «сократо-платоновскую модель заботы о себе» (Михель, 1999). Однако следует отметить, что представления Платона были в большей степени политизированы, нежели положения его учителя. Если для Сократа «забота о себе» была осознанным выбором трудного пути под руководством наставника, то для Платона – долгом человека  перед полисом.

Для Платона было очевидно, что гражданин нуждается в воспитании, а государство – в воспитанных гражданах, о которых следует заботиться с первого дня их жизни и до самой смерти. Значимость воспитания для древнего грека в каждом возрасте была разной, но по мере взросления она неуклонно возрастала, как и число личных и общественных забот, вмененных гражданину полисом. Воспитательный потенциал последнего Платон связывал с особой организацией, позволяющей каждому из «само-недостаточного» стать самодостаточным. Исключительную роль в этом переходе Платон отводил «заботе о себе» и своей душе («ψυχή»). Забота о себе возникает, по Платону, в пространстве противоречий между педагогической теорией и политической практикой. В диалоге «Политик» он конкретизирует свое понимание «заботы о себе», определяя ее как деятельность, которая позволяет устроить и упорядочить человеческую жизнь (Plato, Statesman 274d).

Платон проецировал устройство полиса на все – от отношений, которые возникают между наставником и учениками, до мироздания. Педагогические установки и механизмы полной реализации образовательных маршрутов, объединенные Платоном в понятии «забота о себе» и связанные с высшим этапом образования, раскрывались через предлагаемые принципы организации идеального полиса, в котором существует идеальное законодательство, правит идеальный правитель, а гражданин «вылепляет» самого себя (термин J. Lear), находясь в совокупности пространств, учитывающих его досуговые, образовательные, политические, экономические и другие потребности.

Идеальный полис в интерпретации Платона

Пытаясь ответить на вопрос, какой полис можно считать идеальным, Платон сформулировал наставления для человека, заботящегося о полисе и самом себе. По Платону, полис настолько совершен и гармоничен, что в принципе исключает столкновение богатых и бедных, сильных и слабых, управляющих и подчиняющихся, стремящихся к образованию и погрязших в невежестве. Платон не отрицал природного неравенства, которое позволяло одним в соответствии со своими добродетелями получать надлежащий почет и блага, но подчеркивал, что полис дополняет такую ситуацию посредством образования, позволяя получить «надлежащий почет» и тем, кто хорошо сумел воспитать себя. Если в полисе достигается равенство разных и неравных по природе своей, то такой полис можно назвать идеальным. В «Законах» Платон предложил пошаговую стратегию конструирования идеального полиса (Plato, Laws 745c-e), который, возникнув, никогда не может понравиться сразу всем. На первых порах люди нелегко примут его законы, но чем дольше он будет существовать и помогать им осуществлять их мечты, тем все больше будет воспитывать граждан сила и постоянство законов. Особое место Платон отводил законам, по которым воспитывается юношество и которые сводились не к внешним и навязываемым извне ограничениям, а к внутренним, сформулированным для этапа высшего образования.

Таким образом, идеальный полис Платона – это особая пространственная единица, в которой каждый волен распорядиться временем жизни в городе одновременно на свое и общее усмотрение. Он может выбрать дело, к которому более всего способен, став политиком, воином, землепашцем или ремесленником. Либо он может соединить в себе все необходимые для себя роли и тогда ни в ком постороннем не нуждаться. Вероятно, Платон предоставлял своей аудитории крайние варианты возможных мнений, не ставя точку в данном вопросе, оставляя каждому слушателю свободу решений.

Суть и содержание высшего образования

Рациональная логика развития способностей каждого гражданина для максимальной пользы полиса еще до Платона была заложена в основу существования древнегреческой цивилизации. Для большинства современников Платона образование заканчивалось эфебией. В восемнадцать лет юноши на два года становятся эфебами и, обретая статус гражданской и военной зрелости, принимают на себя тяжесть общественных и личных забот. В «Государстве» Платон подчеркнул, что лишь немногие из них, обнаружившие высокий интеллектуальный уровень, проявившие себя как мужественные, принципиальные и неподкупные, получают возможность продолжить высшее образование под контролем наставника в «заботе о себе». Им предстоит занять ключевые политические посты в идеальном полисе и путем совершенного образования войти в узкий круг философов-правителей, которые должны были заботиться о гражданах и самих себе как наделенных властью над всем социумом.

Стремление к образовательному идеалу и его достижение, по Платону, не должно быть ограничено набором знаний, сколько бы сильно они не были необходимы для участия в управлении полисом; необходимо еще и воспитание способности самоустроения и мудрого политического выбора в делах социума. В.М. Розин полагает, что для Платона забота человека о самом себе (έπιμέλεια έαυτου), в том числе о своей душе (πσυχαγογε), – это деятельность-протест против несправедливости окружающего его мира: «уж если человек, подобно Сократу, действует самостоятельно и противоположно традиции, то он вынужден делать и самого себя» (Розин, 2004, с. 163). Тезис Сократа о том, что заботящийся о себе соревнуется с самим собой и собственным незнанием и невоспитанностью, у Платона приобрел дополнительный смысл: понятие «воспитание» соотносится им с понятием «победа» (Plato, Laws 626d-627, 641с). Платон обращает внимание на то, что самой значимой победой является победа в войне с самим собой. Под влиянием побед на других войнах победитель часто становится порочным. Правильное же воспитание, учитывающее способности обучающегося и интересы его полиса, никогда не приведет к гибельным для победителя победам. Большинство же побед, с грустью заключает Платон, были и будут для людей именно таковыми – с привкусом личностного поражения. Тем самым он очерчивает рамки дозволенного для тех, кто заботится о себе как о философе, способном в идеале стать правителем идеального города.

Платон стремился сгладить противоречие идеальной нормы и реальной практики получивших высшее образование учеников. Максимальное обострение наступало, когда власть узурпировали недостойные. По А.-Ж. Фестюжьеру, Платон осознавал, что его идеальный полис населяют «живые люди, состоящие не из одного чистого разума, но наделенные плотью и кровью, облеченные в материальные тела с их страстями, действующие в материальном мире, который влияет на них и на который они постоянно откликаются» (Фестюжьер, 2000, с.74). Мало создать идеальную среду с идеальными законами. Нужно учесть, что в нее будут погружены «неидеальные» люди, которые должны получить необходимое воспитание. Задавать ритм жизни такого полиса, говорит Платон, должна энергичная и сильная личность, которая окружена лучшими из лучших в «заботе о себе» как о политически достойном человеке. Дошедшие до нас источники позволяют сделать вывод о том, что Платон предпринял как минимум три попытки реализовать концепцию идеального полиса на практике, однажды увидев такую личность в Дионисии-отце, а затем дважды в Дионисии-сыне, правивших в Сиракузах (Диллон; Windelband, etc.). Поскольку путешествия в Сиракузы не увенчались успехом, Платон предпочел вообще оставить активную политическую деятельность и удалиться в созданную им вне пределов города Академию. Рискнем предположить, что она до конца жизни стала для него тем идеальным полисом, где он сам окружил себя лучшими из лучших в «заботе о себе».

Несмотря на то, что Академия Платона являлась одной из самых популярных высших школ, немногое известно о ее устройстве. Организованная в роще, посвященной герою Академу, это учебное заведение было связано с культом Аполлона и Муз, и его нельзя определить, по мнению Э.Дж. Пауэра, как «интеллектуальный монастырь» или «элитный интернат» (Power, 1964, р.155). В свою очередь Дж. Диллон подчеркивает, что такой «гимнасий интеллектуальных баталий», включавший мусейон (храм Муз, покровительниц образования), περίπατος (место для прогулок философа и его собеседников), ἐξέδρα (крытая галерея с сиденьями), библиотеку (по всей видимости) и ряд других построек, нельзя свести к понятию «культовый союз» (ϑίασος) или просто «школа» (διατριβή) (Диллон, 2005, с.24). Еще при жизни получив признание и высокую оценку своей профессиональной деятельности, Платон не стремился раскрывать суть той практики получения высшего знания, которая существовала в Академии, но и не прятал ее от посторонних взглядов. Данное обстоятельство позволяет предполагать, что он до самой смерти не прекращал попыток реализовать концепцию «идеального полиса» на практике, реализуя через Академию скрытую политическую программу путем опосредованного влияния на жизнь Греции через практику высшего образования, осуществляемого вне городских стен и предоставляющего разным полисам кадры умных политиков и юристов.

Итак, сократовская идея о педагогике человека, заботящегося о полисе и самом себе, попала в капкан многополярной личности Платона. Для него забота о себе образовывающемся и забота о полисе цветуще-благоденствующем требовали тщательнейшего обдумывания в плане поиска их оптимальных взаимоотношений; обдумывания, которое осуществлял Платон-ученик и Платон-учитель, Платон-гражданин и Платон-мыслитель, Платон-теолог и Платон-политик. Множество смысловых акцентов, расставленных Платоном при определении человека, который осознает, что «забота о себе» для полиса не должна вступать в противоречие с «заботой о себе» для себя, осуществлял Платон-человек, живший и творивший в условиях совсем не идеальных полисов.

Один из пассажей «Государства», помноженный на биографию Платона, раскрывает специфику его личности. Платон рассуждает о том, что для образованного «человека великой души» в маленьком полисе все достаточно просто: «делами своего государства он презрительно пренебрежет», равно как и реализацией себя в нефилософских занятиях (Plato, Republic 496 b-е). Такой человек-философ, достигший высшей степени познаний, будет осуществлять «заботу о себе» исключительно для себя и «своего дела», а не для полиса. Платон в Академии воспользовался этим правом, выйдя из крупнейшего полиса Эллады после того, как провел там значительную часть жизни, и организовав высшую научно-философскую школу как особое место заботы о себе наставника и каждого из его учеников. У человека большого полиса, говорил Платон, есть две стратегии жизни. Первая предполагает активное и открытое участие в политической жизни своего полиса, которое неизбежно закончится изгнанием и одиночеством. (Платон, вынужденный уехать из Афин и несколько лет провести на чужбине после смерти Сократа, трижды выдворенный из Сиракуз, не понаслышке знал, что такое политическое изгнание). Вторая стратегия предполагает активное, но скрытое участие в политической жизни своего полиса, подкрепленное ясным пониманием того, что любая открытость грозит бессмысленной гибелью. Платоновский герой «Государства» так характеризует человека, который стремится к обретению самого себя: он спокойно делает свое дело, словно укрывшись за стеной от непогоды, достойно живет и достойно умирает. Обосновавшись в Академии – укрывшись за той самой стеной – Платон превратил уединение от полиса в особое, скрытое единение с ним, которое позволило ему дожить до глубокой старости и, согласно легенде, мирно почить на свадебном пиру.

Заключение

Платон разработал двойственную концепцию высшего образования, опирающуюся на понятия «забота о себе» и «идеальный полис», хотя второго термина как термина у него еще нет. С одной стороны, эта концепция консервативна, подчиняя систему образования цели сохранения и трансляции опыта заботы человека о самом себе напрямую в интересах государства, а с другой – инновационна, поскольку ориентирует на то, что преображение окружающего мира начинается с преображения собственного внутреннего мира. Позиция Платона возникла из серьезного назревшего противоречия между мыслителем-философом и практиком-горожанином. До и после Платона античные мыслители указывали на опасный разрыв между высшим (читай: философским) образованием, то есть, мудрованием, ведущим к отстраненному от города образу жизни, и полисом как горизонтом самоосуществления того же мыслителя в качестве полита и органической части городского целого (читай: социальной вселенной).

Концепция Платона и сегодня интересна и значима, поскольку подчеркивает активный и каждый раз своеобразный диалог мыслителя с самим собой об идеальном полисе, во главе которого встали бы люди, практикой высшего образования приобретшие такое умение заботиться о себе, которое превратило бы неидеальную реальность их родины в ее светлое будущее.


Использованная литература

  • Диллон Дж. Наследники Платона: исследование истории Древней Академии (347-274 гг. до н. э.).– СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. – 281 с.
  • Михель Д.В. Мишель Фуко в статегиях субъективации: от «Истории безумия» до «Заботы о себе»: материалы лекц. курсов 1996-1998 гг. – Саратов: Изд-во Поволжского филиала Рос. учеб. центра, 1999. – 140 с.
  • Plato. Republic // Plato in Twelve Volumes / translated by P. Shorey, 1969. Retrieved from http://data.perseus.org/texts/urn:cts:greekLit:tlg0059.tlg030.perseus-eng1
  • Plato. Laws // Plato in Twelve Volumes / translated by R.G. Bury, 1967&1968 . Retrieved from http://data.perseus.org/texts/urn:cts:greekLit:tlg0059.tlg034.perseus-eng1
  • Plato (1921). Statesmen // Plato in Twelve Volumes / translated by H.N. Fowler. Vol.12.    Retrieved from http://data.perseus.org/citations/urn:cts:greekLit:tlg0059.tlg008.perseus-     eng1:274d
  • Розин В.М. Предпосылки и особенности античной культуры. – М., 2004. – 297 с.
  • Фестюжьер А.-Ж. Личная религия греков. – СПб: Алетейя, 2000. – 256 с.
  • Lear J. (1992). Inside and outside the «Republic». Phronesis. 37 (2). 184-215.
  • Power E.J. (1964). Society Plato's Academy: A Halting Step toward Higher Learning. History of Education Quarterly. 4 (3).155-166.
  • Raubitschek A.E. (1952). Plato's College. The Classical Weekly. 45 (13). 193-196.
  • Windelband W. (1910). Plato. München: Frommanns Klassiker der Philosophie.

Работа над статьей поддержана грантом РГНФ 14-06-00315а.

В 399 г. состоялся суд над Сократом, который вынес вердикт о «высшей мере наказания» для обвиняемого - чаши с соком ядовитого растения цикуты.

 

Home | Copyright © 2018, Russian-American Education Forum